Шкловски и Няма. Окончание

10 апреля, 2007 - 12:57 — Боб

Он включил мускульный усилитель, и пошагал по дороге, неся Няму на руках, которая вцепилась ему в пряжку брони, и вертела головой, с интересом рассматривая местность. Хотя, особо и разглядывать-то нечего было, все та же унылая холмистая природа, изредка разбавленная чахлыми кустами…
Шкловски шел, изредка задумчиво поглядывая на девочку… Интересно, кто же она все-таки? Что там тощий говорил? Что она из Семьи. То же самое говорила и девушка. И что это за семья таинственная такая, раз за девочку могут выложить приличные деньги?! Неужели дочка или внучка какого-то миллиардера? Виктор вздохнул и пожал плечами. Столько вопросов и ни одного ответа…
-Няма? – решил расспросить он девочку.
-А? – Она подняла на него глазенки и улыбнулась.
-Вот скажи мне… Кто ты, ребенок? Почему эти плохие дядьки решили тебя скормить собакам, а?
Няма растерянно посмотрела на него и нахмурила бровки, потом выдала тираду:
-Няма калася мама! Мама калася мулюка Няма! Ы! Дада-кака пасёл мама Няма ы бу-бу! Мама не мулюка дада, мама бизяла! Няма пакала! – И зашмыгала носом.
Виктор остановился было, потом махнул рукой:
-Не, ну теоретически я, конечно, понял, что какой-то дядя-кака хотел обидеть тебя и маму, но мама…как это? Бизяла? Это что, сбежала что ли? Да уж…и что все от тебя хотят – знать бы…
Девочка необычно взрослым жестом передернула плечиком, потом торжественно произнесла:
-Буся! Няма мулюка Буся! А!
Шкловски вздохнул и погладил ее по голове, почувствовав вдруг, как где-то далеко шевельнулись непрошенные слезы:
-Буся, кажется, тебя тоже мулюка…Эх, девочка…Прости старого вояку, что я убил твою маму, прости, а?
Няма вдруг посерьезнела:
-Буся мама?
-Нет, Нямка, Буся скотина, которой нет прощения…И я никак не могу быть твоей мамой, организм не тот, понимаешь? – Виктор вздохнул, остановился и посмотрел на девочку. – Но вот что я тебе точно обещаю, что ни одна сволочь на свете, ни зверь, ни человек не обидят тебя, пока я не доставлю тебя домой. Может, хотя бы так я получу прощение…Хотя бы маленькое.
Няма потянулась и обняла его за шею:
-Няма мулюка Буся! Ы!
-Сама ты – Ы! – улыбнулся Шкловски. – Ну что, пошли искать твою таинственную Семью? – И, подкинув, посадил ее на шею. – Только ногами сильно не болтай, непоседа! А то пешком пойдешь!!
Няма шмыгнула носиком и вцепилась в шлем…

К вечеру было решено сделать привал.
Виктор нашел небольшую, сделанную ветрами и дождями промоину в холме, посадил Няму там, и отправился собирать ветки для костра. С огнем он чувствовал себя чуть увереннее, несмотря на то, что броня, когда было включено силовое поле, могла согреть и в более прохладное время, нежели сейчас. Хотя, за последние пару часов, неожиданно стало ощутимее прохладней. Да и небо вон как-то нахмурилось, клубясь свинцовыми тучами…
С охапкой веток и травы он вернулся обратно. Девочка спала прямо на земле, смешно положив руку под голову. Виктор достал пистолет, выставил минимальную мощность и поджег траву, постепенно подкладывая веточки. Аккуратно поднял Няму, разворошил траву, сделав наподобие постели, и уложил девочку.
Когда костер весело затрещал искорками, он откинулся спиной на холм и опять задумался, глядя на спящего ребенка. Вот ведь тоже чудо! Шкловски внутренне изумлялся, как девочка спокойно переносила все тяготы, несмотря на свой возраст. Когда он был в своем учебном взводе, у них было несколько уроков «Как обращаться с детьми в возрасте от года до пяти». А что вы улыбаетесь?! Да, и солдаты должны знать, как обращаться с этими маленькими чудовищами! А если надо эвакуировать населенные пункты, а родители не могут управиться с детьми – тогда как быть? Во, то-то же! На помощь всегда придет десантник Федерации!
Виктор вздохнул. Ему еще не приходилось эвакуировать мам с детьми, поэтому все он знал в теории. И наслышался немало о детях, которые закатывали истерики, перед которыми тушевались даже армейские лучшие психологи. Поэтому, когда он нашел Няму, он попросту испугался, что он устроит ему истерику, но вышло все не так. Няма оказалась на удивление спокойной и сообразительной, чему Шкловски втихомолку радовался…
Няма закашлялась и открыла глазенки.
-Буся…Няма бо-бо…
Шкловски не сообразил, что такое «бо-бо», поэтому попросту отмахнулся:
-Да ну тебя! Спи давай, нам рано вставать завтра. Да и поесть тебе надо найти что-нибудь…
Но девочка неожиданно заплакала:
-Буся…Няма бо-бооооо…
Виктор перепугался не на шутку. Только сейчас до него дошло, что девочка выглядит уставшей и с красными глазами…
-Няма…что случилось?
Он поднял ее на руки, и приложил руку ко лбу:
-Святой Капрас!! Да ты горишь вся!!!
Няма закрыла глаза, но плакать не перестала. Виктор испугался еще сильней:
-Няма…девочка…не молчи! Скажи Бусе, где болит? Голова болит, да?
Девочка вцепилась ему в руку, и внезапно, побледнев, потеряла сознание.
-Няма!!! Вот черт! – зарычал Виктор, и ногой быстро раскидал остатки травы, которую принес для костра.
Положил девочку и присел рядом, взял ручонку и попытался нащупать пульс. Нащупал. Еле заметный, но он чувствовался. Растерянно посмотрев на черное небо, которое уже полыхало разрядами молний, и сообразил, что можно сделать…
Трясущимися руками отстегнул броню, положил ее на землю, переложил в нее девочку. Силовые батареи от бластера вполне подходили к батареям питания брони, поэтому Шкловски приготовил две и положил их рядом. Провод, которым соединялся шлем с броней, оказался коротковат, поэтому пришлось лечь прямо на землю, рядом с девочкой, чтоб провода было достаточно. Включил медблок брони. Няма чуть вздрогнула, когда игла анализатора ткнула ее в грудь, потом загудел сканер, и через минуту на стекле шлема высветилась информация, от которой и Виктора бросило в жар:
«Объект: человек, биовозраст - 2 года и 12 дней.
Результат анализа: вирус qWDT-15. Разновидность лихорадки Гедаса. Штамм – Z/47df1. Опасность: 92.078 %.
Показания: лечение препаратом Стайлза «ERTu-z6» внутривенно - 3 стандартных единицы. Препарат «Байза» - внутривенно - 1,5 стандартных единицы.
Результат лечения: положителен на 89,73 %.
Провести вакцинацию?»
Виктор, ни на минуту не задумавшись, нажал на кнопку «Да», на пультике медблока.
«Вакцинация невозможна» - мигнул красным медблок.
-Ты что, сдурел?! – озверел Виктор и со всей силы сдавил кнопку снова.
«Закон о Сохранении Здоровья, параграф 142, пункт 6. Единицы слишком большие, чтоб вводить препарат человеку, возраст которого не превышает девяти биологических лет.»
-Твою мать!!!
Виктор чуть не разбил пульт. Но спохватился, и снова нажал кнопку со словом «Да».
«По требованию – вы обязаны взять добровольное обязательство, что вы настояли на введении препарата. Рассчитать единицы для возраста 2 года 12 дней?»
Виктор уже в который раз нажал на кнопку. Медблок наконец-то успокоился и деловито загудел. Послышались легкие щелчки, и девочка снова чуть заметно вздрогнула. Погудев еще немного, аппарат подумал и добавил еще один укол, и потом на мониторе мигнуло сообщение:
«Введен: препарат Стайлза «ERTu-z6» внутривенно - 1,6 стандартных единицы. Препарат «Байза» - внутривенно - 0.9стандартных единицы. Общий иммуноусилитель – 1.7 стандартных единиц.
Расчет-основа: биовозраст – 2 года 12 дней.
Результат: положительный.
Показания: покой.
Автоматическая система слежения за состоянием: включено»
Впервые за много лет Виктор все-таки заплакал…

Далекий рокот разбудил Шкловски. Он подскочил, прислушиваясь, и по привычке сунул руку за пистолетом.
Няма еще спала. Нездоровая бледность почти прошла, и Шкловски облегченно вздохнул, увидев, как спокойно она дышит во сне. Щелкнул кнопкой монитора, и, прочитав информацию о состоянии организма, успокоился окончательно…
Аккуратно отсоединил кабель шлема от брони, и выполз наружу. Оглянулся по сторонам в поисках звука. Шлем услужливо тут же выдал информацию о двух неопознанных летающих объектах, находящихся от них примерно в двух километрах. А это еще кто?!
Виктор быстро отошел в сторону, и спрятался в ближайшем кустарнике, продолжая прислушиваться. Рокот постепенно усиливался, приближаясь…
Наконец, из-за холмов, на низкой высоте, выскочили два летательных аппарата, в очертаниях которых Шкловски с изумлением опознал два легких стратегических катера, использующихся десантом Федерации. Он сам когда-то летал на таких, и прекрасно знал, для чего используются катера такого класса. Легкие, верткие, катера могли поднять приличный боезапас, который использовали для уничтожения маленьких городов или поселений. Заменившие древние вертолеты, катера стали самой настоящей «летающей смертью». А еще их использовали для поимки опасных преступников…
Виктора прошиб холодный пот. Не иначе, как его ищут… А зачем еще здесь будут летать катера Федерации?
Гул все усиливался. Катера шли неторопливо, слаженно, и в метрах пятистах от Шкловски развернулись в разные стороны, и снова продолжили полет. Виктор успел заметить яркую алую вспышку на носу у одного из катеров, и испугался окончательно. Детекторы тепла… Значит – кого-то ищут.
Он дернулся, и, пригнувшись, почти на корточках, кинулся под холм.
-Няма, девочка, вставай! – Он осторожно потормошил ребенка.
Та открыла глазенки, сморщила носик, и протянула ручонки:
-Буся!!
Виктор приподнял ее и заглянул в глаза:
-Нямка, хочешь – не хочешь, но сейчас дело плохо. Какие-то дяди-каки сейчас кого-то ищут, понимаешь? И я думаю, что меня. Или нас с тобой…
Няма свела бровки домиком и серьезно спросила:
-Дада – кака?
-Еще какая кака! – Шкловски посадил ребенка на траву, и стал одевать броню. Поменял батарею, проверив оставшийся боезапас. Маловато… - Так что слушай меня, солдат! Бегать придется нам с тобой, куда-нибудь. Поэтому будешь терпеть, поняла?
Няма встала и заскакала вокруг него:
-Дада – кака! Няма Буся бизяла у! Буся – мулюка!
-Опять нежности в строю? – улыбнулся Виктор. – Все, время вышло! Давай, нам пора идти!
Он взял девочку на руки, сунул за ремень ее куклу, и осторожно выглянул.
Катера продолжали кружить неподалеку, с той стороны, с которой пришел Виктор с Нямой. Медленно развернулись и снова двинулись вдоль дороги.
Шкловски понесся по дороге, стараясь придерживать девочку, чтоб ненароком не уронить. Няма вцепилась ему в руку, и молча прижалась к броне. Виктор решил не бежать по дороге, и рванулся зигзагами за холмы, моля, чтобы у катеров не были включены еще и детекторы движения…
За каким-то по счету холмом совсем неожиданно он выскочил на десантника в полном боевом снаряжении. На груди у киборга мерцал зеленым опознавательный знак, что он находится сейчас в состоянии патрулирования, то есть, проще говоря – на наблюдательном посту. Увидев Виктора, киборг замер, и механическая рука было дернулась отдать честь, когда робот увидел сержантские нашивки, но потом рука изменила направление, потянувшись к оружию. Но реакция человека оказалась быстрее.
Не останавливаясь, на бегу, Шкловски выхватил лазерный нож, одновременно нажимая на активацию, и всадил голубоватый гудящий клинок киборгу прямо в глаз, в доли секунды провернув рукоять. Патрульный рухнул на спину, так и не успев выхватить оружие. Все равно он был обездвижен навсегда. Прямо за глазами находился электронный мозг десантника, и лучший способ убить киборга сразу – это бить в глаз.
Виктор остановился, и, оглянувшись, быстро вытащил силовые батареи, пристегнутые к броне патрульного. И кинулся дальше, к темнеющей полосе деревьев вдалеке, стараясь не наткнуться на других патрульных десантников…Плохо, если здесь патрулируют десантники Федерации, ой, как плохо. И в том, что ищут его, Шкловски почему-то не сомневался. Очень легко найти фрагменты тел на поле боя, посчитать два плюс два, найти недостающее звено, и вычислить, кто угробил роту солдат во главе с командиром, а потом сбежал…
Он похолодел, когда услышал низкий гул за спиной, и бросился еще быстрее. Вломился в гущу кустарников, прикрывая лицо девочки. И присел, когда оба катера выпрыгнули из-за холма. Зависли над местом, где лежал патрульный, и, клюнув носами, как по команде развернулись в сторону леса.
Няма молча смотрела на катера, а потом указала на них пальчиком:
-Ны! Дада кака! Мари!
-Вижу! – процедил Виктор. – Тихо!
Посадил девочку на землю, и снял из-за спины бластер. Нажал на максимальную дальность и мощность поражения, и откорректировал прицел. С легким свистом бластер плюнул белой полосой, и один из катеров беспомощно завертелся на месте, а второй тут же юркнул в сторону. Но второй выстрел и у него снес инфракрасный детектор. Следующим выстрелом Шкловски таки угодил в кабину, прямо в вертикальную стойку посередине, там, где крепились стекла. Катер вдруг взвыл двигателями, нырнул вбок, и тяжело грохнулся на землю, подняв облако пыли и земли…
Первый катер тут же развернулся, открывая боковые панели с тяжелыми лучеметами…
-Ох! Нямка, бежим!!! – Шкловски схватил девочку, и рванулся подальше от того места, где они сидели.
С треском и шипением позади начала гореть земля. Катер выжигал лесок, из обеих пушек, полосуя несчастный лес кривыми полосами. Дважды Виктор чуть не налетел на широкую белую полосу, даже под броней и силовым полем почувствовав волну горячего жара, исходящего от луча…
Неожиданно лес закончился.
Виктор вылетел на большую поляну, заваленную валунами и окаймленную цепью все тех же холмиков, и затравленно оглянулся. Катер все продолжал выжигать лес, приближаясь все ближе. Шкловски бросился под валуны, стараясь слиться с ними. Присел, и опустил девочку на землю, которая испуганно вцепилась ему в ногу, и заглянул ей в глаза:
-Няма, девочка! Очень-очень надо, чтоб ты посидела здесь немного одна! Солдат, очень надо! - Няма заплакала. – Не плачь! Я быстро вернусь! Я обещаю!!
Он неумело поцеловал девочку в лоб, сунул ей ее куклу, приложил палец к губам.
Катер перестал стрелять, и теперь кружил над клубами дыма. Шкловски выхватил бластер, и, почти не целясь, выстрелил в катер, а сам бросился за холмы, подальше от места, где сидела девочка…
Пилот катера был человеком. Он растерялся, когда, взмыв над очередным холмиком, он вдруг увидел того, кого они искали. Человек стоял на вершине холмика, и держал бластер. И последнее, что видел пилот – это вспышка ослепительно белого пламени, полоснувшая из бластера, в доли секунды расплавившая в стекле дыру, и снесшая пилоту голову вместе со шлемом…
Виктор устало наблюдал, как взорвался упавший катер, повернул было обратно, но вдруг увидел вдалеке…город!
Большой, с высокими зданиями.
Он внимательно присмотрелся еще раз, потом огляделся, зная, что с минуты на минуту уже должны появиться десантники, вряд ли падение катеров прошло незаметно. И скорее всего, за ними уже развернули настоящую охоту…
Виктор стиснул зубы, и побежал обратно, к Няме. Та так и сидела под валуном, тихая, как мышка, и испуганно вскинулась, когда он вырос перед ней. Поднял стекло и улыбнулся:
-Нямка! Ты как? Не обижала никого, пока меня не было?
Девочка обняла его руку, и прижалась:
-Няма баяся! Буся уса, Няма пакал! Няма мулюка Буся!
-Я ж сказал, что вернусь, Нямка? Сказал? Вот видишь, вернулся! И нечего тут сырость разводить! Где кукла твоя?
Он взял девочку на руки, встал, и, оглядевшись, побежал туда, где видел город. Может, хотя бы в городе он затеряется…
Если, конечно, их не поймают раньше…

*******
Как он и рассчитал, его обнаружили очень скоро.
Монитор шлема мигал красным, показывая, что силовые батареи скоро закончатся, и предлагал отключить мускульный активатор, который помогал бежать быстрее. Но Виктор не собирался этого делать, предпочитая выжать из батарей максимум.
Как оказалось, катеров было всего два. Видимо, рассчитывали взять его малыми силами. Да вот не получилось…
Он оглянулся. Примерно десятка полтора киборгов неслись следом, очень слаженно. Виктор знал, что они вряд ли устанут, это ведь не люди. А до города осталось совсем ничего. Каких, может, пять-шесть километров.
И вдруг отключился активатор. Монитор мигнул, показывая, что закончилась батарея, и вдруг бежать стало ощутимее тяжелее. Шкловски глубоко вздохнул, и поменял ритм, стараясь дышать размеренно, и начал на ходу читать речёвку, помогающую держать ритм:

Раз-два, три-четыре.
Мы непобедимы в этом мире.
Пять-шесть, семь-восемь.
Никогда пощады не запросим.

Глупая абсолютно речёвка. Но бежать помогла.
По ним пока не стреляли, но Виктор не знал, нужен он преследователям живым, или его уничтожать в любую секунду. Но об этом думать не хотелось…

Стены города вдруг приблизились, вырастая. Мощный барьер силового поля переливался фиолетовым, и тихо гудел, трансформируя энергию. За чуть матовым мерцанием виднелись вполне современные здания, широкие улицы, шагающие люди…
Шкловски остановился перед стеной, и беспомощно оглянулся. Киборги нагоняли, выстраиваясь цепочкой, и заходя по краям. За ними Виктор разглядел подъезжающий небольшой бронированный армейский джип Федерации, который остановился неподалеку.
Шкловски достал пистолет. Все равно от бластера толку нет, он израсходовал все запасные батареи питания, а так же батареи питания брони. Да вряд ли и батареи пистолета хватит на всех…Посадил Няму рядом с барьером и присел рядом:
-Нямка, кажется, мы все-таки влипли. Но ведь я обещал тебя не дать в обиду, верно? - Няма протянула к нему руки, но он лишь сжал их слегка ладонями. – Скорее всего, они захотят меня забрать. Но мы ведь так просто не сдаемся, да, солдат?
Девочка молча смотрела на Виктора, и он горько усмехнулся:
-Я не знаю, зачем все эти люди ищут тебя, но я тебя так просто не отдам. А теперь сиди тихо, девочка, я попробую с ними поговорить…
Виктор отпустил ее ладошки, медленно встал и развернулся к безмолвно стоящим киборгам. Щелкнула, открываясь, дверь джипа, и наружу выпрыгнул Дознаватель. Яркий блестящий жетон Старшего Дознавателя сверкнул, приколотый прямо к чешуе. Ящер засеменил на коротких когтистых лапах к Виктору, и остановился в некотором отдалении. Ощерил мелкие острые зубы, и проскрежетал:
-Бывший сержант Виктор Шкловски! Вы арестованы!
Виктор нервно сглотнул, сплюнул и посмотрел ящеру прямо в глаза:
-И по какому праву?
Ящер сделал неопределенный жест верхними лапами, словно пожал плечами:
-Доказанность вашего преступления, Шкловски! Вы уничтожили роту вверенных вам солдат нашей славной Федерации. Вы позорно сбежали с поля боя. Вы уничтожили два катера… - Ящер смолк, потом продолжил. – Было смешно, если б вы их не уничтожили. Итак, что вы на это скажете? Ах, да…Я забыл добавить, вы вдобавок ко всему украли принцессу из Правящей Семьи, и убили ее мать.
-Какую принцессу?! – ошарашено замер Виктор.
-Ну же, Шкловски… - Дознаватель присел на свой хвост, и сложил верхние лапы на груди. – А вон то милое создание за вашей спиной – это кто, по вашему?
Виктор медленно обернулся назад. Няма сидела на песке, крепко прижимая к себе куклу, и внимательно смотрела на Виктора.
-Я не знаю никакую принцессу, Дознаватель! – ответил Виктор. – Да, я случайно убил женщину, но всего лишь случайно, потому что она руководила заводом, на котором изготавливали роботов для нападения!
Ящер вдруг мелко зашипел и затрясся. До Виктора дошло, что он попросту смеется. Дознаватель смолк, и сверкнул глазами:
-Как хорошо, что рядовому солдату не нужно объяснять большую политику…А, да черт с тобой, все равно приказано убить тебя. Правящая Семья – это императорская семья, которая живет здесь и владеет этой захудалой планетой. Одно преимущество этой планеты – она богата платиной настолько, что на ее запасы можно купить половину вашей Солнечной системы. К сожалению, отобрать силой планету не имеем права, а Семья почему-то не хочет продавать ее…
Шкловски очень медленно, словно переминаясь с ноги на ноги, все ближе подбирался к ящеру, увлеченному своим монологом.
-…вот и пришлось похищать мать-принцессу Семьи вместе с дочерью. Но они как-то умудрились сбежать, и спрятаться на одном из своих военных заводов. Поэтому и отправили вас, дабы уничтожить завод. А заодно и принцессу привезти… Потому и придумали всю эту кашу с якобы угрозами Федерации. Да вот только вы, Шкловски, одной своей ошибкой сломали все. Отдайте девочку – и я обещаю вас отпустить.
-А если не отдам?
-Так возьму! – усмехнулся ящер, и развернулся к киборгам. – Взять! Не стрелять, девочку убьете! Девочка нужна живой, человека уничтожить! – И, переваливаясь, направился к джипу. Взвыл двигатель, джип развернулся и уехал к холмам…
Виктор выдернул оба лазерных ножа и усмехнулся. Киборги обучены были стрелять, но вот в рукопашной были абсолютно слабы. Уж кто-кто, а Шкловски знал это хорошо.

Но он ошибся.
Эти киборги были лучше на порядок. Хоть и не так хороши…
…Виктор стоял напротив двух последних роботов, вытирая крупные капли крови, багровыми каплями падающие на песок с рассеченной щеки, и очень сильно ныла нога, в которую ему угодили дубинкой. Он уже потерял счет времени, дерясь с киборгами. Куча неподвижных роботов усеяла песок, а Виктор потерял один нож.
Киборг с отсеченной кистью дернулся, и пошел в нападение. Второй стоял столбом.
-Ах, чтоб тебя! – ругнулся Виктор, и увернулся от удара электрошокером в лицо, и, развернувшись вслед, вогнал клинок в шею десантника. Тот замер, да так и остался стоять, парализованный. Виктор пнул его в поясницу, заставив шлепнуться на песок.
Хорошо хоть уязвимые места у киборгов остались те же…
Последний киборг упал сам. Шкловски удивленно подошел к нему, и увидел, что давно уже, в горячке боя, нанес ему рану, которая и вывела его из строя. Видать, где-то зацепил схему…
Вдруг подкосились ноги, и усталость навалилась свинцовой тяжестью. Он развернулся к Няме, но вдруг услышал шум подъезжающих машин. Сердце замерло, когда Виктор разглядел с десяток джипов, под завязку забитых десантниками. В головном джипе он разглядел Дознавателя, который довольно щерился…
Как по команде, десантники вывалились наружу, направив на Шкловски тяжелые бластеры. Дознаватель вышел, держа в руках пистолет, направленный прямо в лицо Виктору:
-Вот уж не ожидал от вас, Шкловски, что вы будете так упорны! Зачем вам девочка?
Виктор молча смотрел на ствол пистолета.
-Хорошо, тогда давайте договоримся? Звание старшего лейтенанта Федерации вас устроит, а? И почетная пенсия? Ну же, лейтенант! Зато вас отпустят с миром!
Вдруг Виктор почувствовал, как Няма вцепилась ему в ногу:
-Буся…
Он наклонился и поднял девочку на руки:
-Нямка… Я боюсь, что я проиграл. – Он встал к солдатам спиной, и прижал девочку к себе. – Прости меня, Няма, я сделал все, что смог.
-Няма мулюка Буся! – Девочка погладила его по щетине, которой он зарос за последние дни.
Выстрел был едва слышен. Броня все-таки сдержала луч, но второй выстрел пробил ее…
Виктор вздрогнул, медленно опустил девочку, и упал на колени. Развернулся к Дознавателю, и одной рукой прикрыл Няму:
-Тварь ты, ящерица поганая…
Дознаватель зашипел и нажал на курок еще раз…

Где-то далеко-далеко, в затихающем сознании Виктор расслышал громкий, усиленный динамиками металлический голос:
-Бросить оружие!! Вы находитесь на территории Правящей Императорской Семьи! Любое нарушение или выстрел на территории наказывается смертью! Именем Императора Дайса – оружие на землю!! – И мощный гул патрульных катеров…
И еще он расслышал, как заревела Няма, и попробовал протянуть к ней руку…Но не смог…

*******

20 лет спустя…

Старший Охранитель Принцессы взял в руки утреннюю газету. Семья могла себе позволить, чтоб все новости Галактики издавались на настоящей газетной бумаге, и доставлялись каждое утро в резиденцию…
Охранитель расправил газету, и уткнулся в последние новости. Крупные заголовки новостей он просматривал нехотя, а на одной заметке остановился.
«Вчера Правящая принцесса Нооми согласилась дать интервью нашей газете. Принцесса, которая сменила своего отца в правлении, известна своей жесткостью в правлении своей планетой, но так же ее любят за справедливость. Молодая, но энергичная, она крепко держит в руках все торговые связи с Галактикой. Как она призналась, этим она обязана одному человеку (разумеется, после ее отца, Императора Дайса), которого до сих пор очень любит и уважает. Имя этого человека она открыла любезно нам. Его зовут…»
-Буся!
Легкие шажки по ступенькам, и Нооми выскочила на открытую террасу, где сидел Охранитель.
-Ну что, так мы едем сегодня погулять или нет? – тряхнула принцесса гривой роскошных волос, и улыбнулась.
-Конечно едем! – Охранитель, не торопясь, допил свой кофе, поднялся, и, чуть прихрамывая, подошел к принцессе. – Только обещай, что не будешь есть столько фруктов таланги, как в прошлый раз?
-Ну, Буся! Обещаю! – Она чмокнула Охранителя в щеку, и умчалась переодеваться…
Шкловски усмехнулся и налил себе еще чашечку кофе…


Голосов пока нет