Бриллиантовый дым

15 января, 2007 - 10:48 — Contago

2

В это субботнее утро они проснулись поздно, лениво позавтракали, бессмысленно поглядывая на экран телевизора. Перебросились несколькими бытовыми фразами, она напомнила, что надо заплатить за электричество и телефон, он пробурчал в ответ нечто неопределенное. Около одиннадцати она, составляя в мойку посуду, сказала:
- Сходи за картошкой.
Он послушно накинул куртку, сунул в карман фонарик, полиэтиленовый пакет и вышел во двор.
Идти было недалеко – в подвал соседнего подъезда.
Дом их стоял в центральной, элитной части города. Был он то ли поздней сталинской, то ли ранней хрущевской постройки, отличался добротностью, высотой потолков, архитектурными излишествами в виде фальшивых полуколонн и облупленных кариатид, общей солидностью, из-за которой местные власти и не помышляли его сносить, хотя он со своими четырьмя этажами явно дисгармонировал с окружающими стильными и почти высотными зданиями.
Еще одной особенностью этого строения было наличие в подвале овощехранилища, в котором каждый жилец имел собственную ячейку, как неотъемлемую часть квартиры. В нее-то он и направился.
Отворил незапирающуюся дверь, за которой лестница уходила в подвал, пощелкал выключателем на стенке и похвалил себя за предусмотрительность: лампочка, естественно не горела, без фонарика можно шею сломать на осклизлых от сырости ступеньках.
Подсвечивая под ноги, осторожно спустился в комнатку с обшитой железными полосами дверью, ведущей собственно в овощехранилище, и ключ от которой имелся в каждой квартире. Этот предбанник был заставлен всякой рухлядью, которую жильцы по каким-то причинам не хотели сразу выкинуть на помойку: трухлявый диван, покосившийся шкаф, трюмо без зеркала…
Бормоча под нос проклятия, он посветил на дверь в поисках личинки замка, и замер: ниже замка, зацепившись за выступающий гвоздик, висело ожерелье. Даже он, никогда не видевший бриллиантов (во всяком случае, в таком количестве и таких размеров), понял, что это не чешская бижутерия – так искрились они в луче фонарика.

3

- Я думаю, - все еще дергаясь от возбуждения, говорил он, - что кто-то из соседей пошел прятать это колье… а что, не худший вариант… кто будет искать в овощах…
- От кого, зачем?
- Ну, уж этого я не знаю, мало ли…
- И повесил на гвоздик?
- Подожди, я же тебе еще не все сказал…
Он снял с гвоздика ожерелье и тщательно осмотрел его. Бриллианты были восхитительны. Он даже примерно не мог представить себе стоимость драгоценности. Теперь надо было понять, как это попало сюда, и что теперь делать.
Логические размышления привели к следующему выводу. Это дело рук кого-то из новых соседей. Старые прекрасно знают, что шанс застать в подвале горящую лампочку близок к нулю, и без фонарика вниз не полезут. Этот пришел без, и при попытке открыть замок в темноте выронил ожерелье. Долго шарил по полу в липкой грязи, даже не предполагая, что оно висит на случайном гвоздике.
Этот вывод неумолимо предполагал следствие: все это произошло только что, сосед ушел за фонариком, и сейчас, сию минуту вернется. Словно в подтверждение неумолимой логики рассуждений, он услышал скрип открываемой в подъезде двери.
Очевидно, вариантов было ровно два. Дождаться хозяина ожерелья и отдать. Против этого было два соображения. Первое – происхождение колье неизвестно, и судя по желанию хозяина спрятать его, - незаконно. Вряд ли обрадуется неожиданному свидетелю. Второе соображение было еще проще – жадность.
И был выбран второй вариант. Стараясь не шуметь, он шагнул вглубь предбанника, полностью скрывшись за неполноценным трюмо, и сдерживая дыхание.
Таинственный сосед спускался по лестнице осторожно, но быстро – был виден отблеск фонаря, освещавшего ступени. Вот незнакомец подошел к двери, шумно сопя начал возиться в грязи.
Осторожный взгляд из-за трюмо открыл следующую картину: сосед долго шарил по полу правой рукой, держа фонарик в левой, потом с недоумением осветил окружающее пространство, дверь, замок, причем коварный гвоздик ехидно блеснул в луче, как бы подмигивая.

4

- В конце концов, он ушел. Представляю его состояние.
- Но ведь он мог догадаться, что тот, кто взял колье, прячется тут же?
- Видимо, он вернулся не очень быстро. Наверно, живет в дальнем подъезде. И был уверен, что похититель уже смылся.
Они долго смотрели на драгоценность. Наконец она сказала:
- Я никогда не предполагала, что у меня может быть такая вещь…
- Не сходи с ума. Ты не сможешь его носить. Откуда у нас такие деньги? Его надо продать.
- Ты сам сходишь с ума. Кому ты его продашь? У тебя что, есть знакомый ювелир? Ты попадешься при первой же попытке. Потом, ясно же, что оно краденое.
- Ну, и что ты посоветуешь?
- Пусть лежит дома. Мне будет приятно думать, что оно мое.
- Но ведь сосед понимает, что колье у кого-нибудь у жильцов?
- Почему? Мало ли бомжей по подвалам? И, кроме того, не придет же он к нам с обыском завтра? А потом что-нибудь придумаем.

5

Он все-таки пошел платить за электричество, на обратном пути купил свежих газет, "комсомолку" и местную "вечерку". Войдя в квартиру, застал жену перед зеркалом: она в своем лучшем платье, в туфлях на высоком каблуке, как завороженная смотрела на свое отражение. Естественно, колье сверкало на ее открытой (и изумительно красивой, с удивлением отметил он) шее.
Ничего не сказав, он прошел на кухню, налил себе холодного чаю, и начал просматривать газеты. Судя по звукам, доносящимся из зала, жена, наконец, сложила бриллианты в какую-то шкатулку и занялась уборкой.
Когда она заканчивала пылесосить ковер, муж вдруг вбежал в комнату с "вечеркой" в руке:
- С ума сойти! Я знаю, кто это был! Я не знал, что он купил квартиру в нашем доме!
У нее выпал из рук шланг пылесоса. Муж положил на стол газету, на первой странице которой располагалось четыре фотографии под заголовком: "Кандидаты в мэры нашего города". Возбужденно тыча пальцем во вторую личность, под которой значилось "С.И.Карманов", он сообщил:
- Это он, он… я узнал его… Надо же, кандидат!
Карманов был известным в городе бизнесменом, решившим на ближайших выборах баллотироваться в отцы города, и имевший, пожалуй, самые реальные шансы стать им. Репутация у него была вполне приличная, криминального хвоста за ним не числилось, бизнес его был реальным, производственным. Он построил несколько небольших цехов, выпускавших колбасные изделия, завод по производству полиэтиленовой упаковки, занимался благотворительностью. Особое отношение горожан к нему объяснялось еще и тем, что он восстановил на свои средства Храм Рождества Богородицы, в советское время приспособленный под второразрядный кинотеатр.
- Надо же! То-то его лицо там, в подвале, мне знакомым показалось! Он же и по ящику мелькал, только я не сообразил… а вот сейчас в газете увидел – и как стукнуло!
- Ну и что это меняет? – испуганно спросила жена, - это еще хуже!
- Ты что, не понимаешь?! Это же все меняет! Теперь я знаю, кто купит колье!
В такой ярости он еще не видел жену:
- Ты что, совсем одурел? Собираешься его шантажировать?! Да он тебя проглотит вместе с потрохами!
- Ха, скандал перед выборами ему совсем некстати. Как миленький. За любую сумму! Сейчас схожу в ювелирный, посмотрю, сколько это может стоить. Хоть примерно.
Жена шагнула к двери и загородила собой:
- Не пущу! Ты сошел с ума!
- Не глупи. Ты меня не удержишь. Что, мне драться с тобой?
Она не отступала от выхода, и он с каким-то странным чувством смотрел на ее пылающее лицо. Оценивал, как постороннюю женщину. Она была действительно красива. К сожалению, подумал он.
- Послушай, - неожиданно спокойно сказала жена, - ты странно себя ведешь. Это на тебя непохоже. Ты не способен на шантаж. Ты вообще не способен на поступки. Ты этого не сделаешь.
- Ты права. Непохоже. Но на этот раз сделаю. Как сказал.
Она отошла от двери и села за стол.
- Подожди, - это было произнесено совершенно бесцветным голосом, - присядь напротив. Я тебе объясню все.

6

- Мы с Сергеем любовники. Да. Уже больше года. Я не хотела тебя обманывать. Так вышло. Мы собирались сказать об этом. Я – тебе, он – своей жене. Но он ввязался в выборы. Скандал с разводом ему не простят, он проиграет. А у него грандиозные планы связаны с мэрией. И мы решили открыться после выборов, чем бы они не закончились… А с этим колье… я знала, что ничего хорошего не получится, но он настаивал, чтобы я приняла этот подарок сейчас и носила его, хотя бы дома. Он придавал этому смысл обручения…
- Так вы разыграли этот спектакль, чтобы оправдать появление у тебя бриллиантов? С моей помощью? Это же подло!
- А как без тебя? Разве ты поверил бы любой другой версии?
- Ну, ну… расскажи подробнее, как вы это все провернули?
- Когда я послала тебя за картошкой, Сергей уже повесил колье на гвоздик и следил со двора за входом в подвал. Если бы вошел кто-то другой, он зашел бы следом и успел забрать ожерелье. А так он зашел вслед за тобой и разыграл поиски. Мы не сомневались, что ты не решишься вернуть бриллианты.
- Но, если уж вы знали, что я такой подлец, то почему думали, что я принесу их тебе? Ведь я мог забрать их тихонько и продать?
- О, я тебя знаю хорошо. Ты не способен на решительные поступки. Так и случилось… Потому я и удивилась, что ты так решительно настроен на шантаж. И если б не эта проклятая газета…
Она вдруг осеклась. Он сидел напротив с ничего не выражающим лицом. Совсем ничего не выражающим. Она побледнела и с ужасом поднялась со стула:
- Постой… ты не мог… не мог! Ты не мог видеть его лица в подвале! Это невозможно в полной темноте! Он же не светил себе в лицо!?
Муж тяжело поднялся со стула:
- Поняла, наконец? Ну, ладно, ты все сказала, ничего нового я уже не услышу. Я испил чашу до конца. Я не ожидал такой ненависти. Я до последнего еще сомневался. Думал, разойдемся по-хорошему. Ну, нет – так нет.
- Ты – знал?!
- Конечно. Его жена давно подозревала, что у него кто-то есть. Наняла частного детектива. Он систематически прослушивал его телефон и известил жену о планах с колье. Она встретилась со мной, и мы решили принять участие в вашем маленьком любительском спектакле. Теперь у вас с сожителем такая альтернатива: либо вы принимаете наши условия развода, либо мы рушим его политическую карьеру.
Она презрительно усмехнулась:
- У вас нет доказательств, вам никто не поверит, мало ли грязи льют… А прослушивание разговоров незаконно, и вы на них не можете ссылаться!
Он медленно достал из кармана небольшой прибор:
- Вот инфракрасная камера. Я все заснял в подвале. Из-за трюмо.


Голосов пока нет