Конюх Федоров. Гималаи

14 августа, 2006 - 16:21 — ID

День второй.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Мы продолжаем серию репортажей о попытке Конюха Федорова пересечь Гималаи под землей на куницах. Перед нами – кротовый лаз, в который через десять минут упряжка из 37 куниц унесет нашего отважного соотечественника. А вот и он – обернутый в фольгу и обмазанный машинным маслом для лучшего прохождения узких участков. Скажите, Конюх, а чем Вы будете там дышать?
- От ты спросил, корреспондент! Ртом я буду дышать. Ну, может, еще носом! И потом, я ж могу и не дышать, что мне сделается. Вот куницы, они другое дело. Правда, я здесь в каждую закачаю кислород с помощью ручного насоса, потому что ножным нельзя, можуть повзрываться, и им достаточно. А как не будет хватать кислорода, они так понесуть к выходу, что только держись. А потом, они ж от закачанного кислорода легче становятся… и, опять же, эйфория.
- Вы чувствуете себя полностью готовым к экспедиции?
- Чувствую. Тут же главное – мазь подобрать правильно, чтобы лазы проходить без потерь времени и человеческого материала. Принцип вазелина.
- А какие опасности подстерегают вашу экспедицию в пути?
- Опасаюсь кротов. Они нападають всегда исподтишка и очень зверствують. Одному руку отгрызли от туловища соответственно на фиг. Пытали. Все хотели узнать, куда это – «вверьх». У них же вестибулярный аппарат атрофированный, потому и живуть под землей – не знают, куда вверьх.
- А что с собой возьмете?
- Флаг России, фонарик, и книги обожаемого мною автора Толстого, тридцать томов.
- Алексея, или Льва?
- Та мне все равно.
- Со всей России вам пишут, желают удачи. Вот, девочка Ира из Калининграда выткала Вас на платочке, переплывающего Тихий океан на спине. Вот, узнаете – это парус, это спина, а вот вы на ней.
- Да, было нелегко…
- А вот подарок с Урала – пятилитровая бутылка водки «Конюх Федоров. Кедровая». Видите, написано: настояна на шишках, набитых конюхом Федоровым, пока он продирался сквозь кедровую рощу.
- О-о-о, ох, ох, ох. Откладывается экспедиция… та скать, по техническим причинам. Куниц поддуть, ролики смазать, письмо жене написать, я ее уже 27 лет не видел, беременная тогда была. Надо ж узнать, кто там родился. Как ее зовут-то, не помнишь?
- «Наше Радио» продолжит следить за экспедицией Конюха Федорова под Гималаями. Слушайте нас завтра.

День третий.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Мы продолжаем серию репортажей о попытке Конюха Федорова пересечь Гималаи под землей на куницах. Буквально через две минуты наш отважный соотечественник ворвется в подгималайные пространства на доске с роликами. Последнее интервью перед стартом. Скажите, Конюх, сколько времени будет продолжаться ваша экспедиция?
- Трое суток, потому что если больше, то есть возможность задохнуться к чертовой матери, а такой задачи я перед собой не ставлю.
- Во имя чего вы собираетесь совершить этот подвиг?
- Во имя России, конечно. Да и дома особенно делать нечего. Ты у меня во Внешних Выволочках бывал? Вот то-то.
- И вот исторический момент – упряжка из 37 куниц въезжает в кротовий лаз, унося за собой нашего отважного соотечественника, обернутого в фольгу и обмазанного машинным маслом для лучшего скольжения.
- Поехали!
- Буквально через 10 секунд мы свяжемся с путешественником, на груди которого установлен наш микрофон. А пока скажу, что открыт прием заявок на спонсирование следующей экспедиции Конюха Федорова. Он пройдет в одиночку сквозь Гарлем с плакатом «Белые намного лучше черных». Ну что ж, пора. Алло, алло, конюх Федоров, слышите меня?
- Куда ж я денусь?
- Ну, как там у вас?
- Да все в порядке. Не видно, правда, ни черта, но это так и задумано. Хорошо, хоть компас есть, но пока его тоже не видно, потому что фонарик в заднем кармане, а на нем я еду.
- На заднем кармане?
- Ну, да, доска ж отвалилась, когда куницы понесли. Ой! Ой-ой! Ух ты!
- Что там у вас?
- Все, корреспондент, извини, у меня тут твердая порода пошла.
- «Наше Радио» продолжит следить за экспедицией Конюха Федорова под Гималаями. Слушайте нас завтра…
- Корреспондент!
- А?
- Х.. на! Проверка связки! А-ха-ха-ха! (Уносится).

День четвертый.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Мы продолжаем серию репортажей о попытке Конюха Федорова пересечь Гималаи под землей на куницах. Наш датчик показывает, что он сейчас находится в пяти километрах от места начала путешествия, в двухстах метрах под уровнем моря. Алло, алло, прием! Слышите меня?
- Слышу, не ори, последних куниц распугаешь.
- Как у вас дела? Что с куницами?
- Куницы в большинстве своем живые, хотя многие, конечно, мертвые, но все равно бегут, потому что куда ж они денутся. Сам у порядке, только кочек много, потому при прохождении узких участков кротовьего лаза немного стесал себе нос и уши. А также слегка поменялась форма черепа, то есть, раньше была хорошая форма, а стала плохая. И ни фига, конечно, здесь не видать.
- Вы собирались провести там ряд научных исследований. Получилось?
- Ну, это конечно, делов-то! Значить, успел взять пробу грунта. Ну, что сказать, невкусный грунт, есть можно, но не нужно. И зоологу на заметку: куниц в темноте не видно, а сами по себе они не светятся. Надо было их фосфором намазать. Догадываюсь об их присутствии только по характерному запаху… От ты ж елки, застрял я сейчас! Чуть ноги не оторвало. Вот что бы я тут делал, если бы они оторвались и уехали, а я бы тут остальной остался? Слушай, корреспондент, ты кислородную помпу видишь?
- Вижу.
- О, ты шланг в лаз вставь, и включай, может, меня давление на улицу вынесет. Принцип пробки, я это называю.
- Ну, включил.
- Ух ты ж елки, как оно понеслось-то! Встречай, корреспондент, с другой стороны!
- «Наше Радио» продолжит следить за экспедицией Конюха Федорова под Гималаями. Слушайте нас завтра.

День пятый.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Мы находимся у самой южной точки подножия Гималаев, рядом с широким кротовьим лазом, из которого, по нашим расчетам, должен появиться великий русский путешественник Конюх Федоров. А вот мы слышим звук приближающейся упряжки и…
- (Слабым голосом). Давай, милые, давай, чуть-чуть еще…
- И вот из лаза появляются всего три куницы, которые тащат за собой остатки снаряжения… а где же наш путешественник?
- Так то ж я, корреспондент…
- Конюх, где вы?
- Та вот, это меня поколдобило немного. Дай закурить.
- Конечно, конечно, сейчас. А куда, простите?
- Туда, откуда слышно… ох, хорошо…
- Ну, пару слов – сразу после вашего выдающегося подвига!
- Чтоб я еще раз… да никогда в жизни!...
- Ну, так всегда бывает, это знаменитый постэкспедиционный синдром, вызванный пятикратным уменьшением в размерах, обезвоживанием, обеспищиванием и обескоживанием организма. Но, уже через несколько дней Конюха ждет новая экспедиция…
- Да пошел ты в ж…, корреспондент! Иди сам путешествуй, куда хочешь! Положи меня в ванну и полей водочкой. И убери куниц, не могу их больше видеть…
- Итак, на наших глазах установлен новый мировой рекорд! «Наше Радио» продолжит следить за дальнейшими подвигами великого русского путешественника Конюха Федорова. Слушайте нас на следующей неделе.


Голосов пока нет