Жизнь Сальвадора Дали.

25 июня, 2009 - 10:45 — Alik

Сальвадор Дали был одновременно великим художником, саморекламистом и мастером эффектов. Такое сочетание оказалось неотразимой формулой его успеха. Дали-актер, с вызывающе закрученными вверх усами, известен миллионам людей, никогда не переступавших порога художественного музея. В этой роли он всегда был готов разразиться потоком полуабсурдных похвал в собственный адрес или чередой остроумных несвязных замечаний, которые могли оказаться - или не оказаться - глубокомысленными. Но даже те, кто презирал Дали как шарлатана, вынуждены были признать, что он создал множество ошеломляющих образов, многие из которых, такие, как плавящиеся часы в Постоянстве Памяти, прочно вошли в нашу культуру.

Сальвадор Дали родился 11 мая 1904 года в городке Фигерас (Figueras), что в Испании. Его полное имя было Сальвадор Филипп Хасинто Дали и Доменеч (Salvador Felipe Jacinto Dali y Domenech). Он был вторым ребенком в семье. Его старший брат (которого звали Сальвадор) умер за 9 месяцев до рождения Дали. Так как эти два события произошли одно за другим, его родители стали думать, что второй ребенок был перевоплощением первого, и именно так к нему и относились. По этой же причине наш Дали получил свое имя. Сам Дали соглашался, что память о его умершем брате преследует и будет преследовать его до самой смерти... Такое особое отношение родителей к нему и постоянно присутствующая тень его старшего брата сильно повлияли на становление личности Сальвадора Дали. Возможно, что все это и объясняет странные, двусмысленные образы и картины, созданные им в своей жизни. Он говорил, что он И его брат рисуют одновременно.

Третьим ребенком в семье Дали была девочка, родившаяся в 1908 году. Анна Мария Дали (Anna Maria Dali) стала для Сальвадора Дали одним из лучших друзей детства, а впоследствии она позировала для многих его работ. Анна Мария заменяла мать совершенно беспомощному и непрактичному в жизни Дали, и была его единственной женской моделью до того момента, когда он встретил Галу Элюар. Гала взяла роль единственной модели Дали на себя, чем вызвала непрекращающуюся враждебность Анны Марии.

Хотя Дали вынес из своего детства более чем достаточно неврозов и сексуальных проблем, оно прошло в респектабельной семье, принадлежавшей к среднему классу. Его отец был уважаемым нотариусом. Родители поощряли занятия юного Дали и построили ему его первую студию в Кадакесе, где находился летний дом семьи и где Дали провел свое детство и юность. Жизнь казалась счастливой, хотя смерть матери от рака в 1921 году явилась огромным эмоциональным потрясением и тяжелым ударом для семьи.

Дали начал рисовать, когда ему было 10 лет, но более значительные его работы начинаются с 13-ти лет. Темой большинства ранних работ были пейзажи в окрестностях Фигераса и Кадакеса. Другим раздольем для фантазии Дали были руины римского города вблизи Ампуриуса. Любовь к своим родным местам прослеживается во многих работах Дали.

В 1922 Дали был зачислен в Королевскую Академию Изящных Искусств Сан-Фернандо в Мадриде. Здесь он присоединился к авангардному кружку студентов. Примерно в 1923 году Дали начал свои эксперименты с кубизмом, часто даже запираясь в своей комнате, чтобы рисовать. В то время большинство его коллег пробовали свои художественные способности и силы в импрессионизме, которым Дали увлекался за несколько лет до этого. Когда товарищи Дали увидели его за работой над кубистическими картинами, то его авторитет сразу поднялся, и он стал не просто участником, а одним из лидеров влиятельной группы молодых испанских интеллектуалов, среди которых были будущий кинорежисер Луис Бюнюэль и поэт Федерико Гарсия Лорка. Знакомство с ними оказало большое влияние на жизнь Дали. Как Бюнюэль, так и Лорка являлись частью новой интеллектуальной жизни в Испании. Они бросали вызов консервативным и догматическим доктринам политической верхушки и католической церкви, которые, в основном, формировали испанское общество того времени. Новые идеи стимулировали и без того радикальное мышление Дали. Несмотря на выдающиеся способности, проявленные Дали в академических занятиях, его эксцентрические одежда и манеры поведения, в конце концов, привели к его исключению из школы в 1926 году за свой отказ сдавать устный экзамен. Когда он узнал, что его последним вопросом в будет вопрос о Рафаэле, Дали сказал, что он знает намного больше по этому предмету, чем экзаменаторы, поэтому отказывается отвечать.

К этому времени на его счету уже была одна персональная выставка, которая успешно состоялась в 1925 в Барселоне.

В 1928 Дали посетил Париж. Там он встретился и познакомился с Пикассо в его собственной студии, и это событие также сильно повлияло на него.

В том же 1928 Дали стал известен во всем мире. Его картина “Корзинка С Хлебом” среди прочих была выставлена на Международной Выставке Карнеги (Carnegie International Exposition) в Питтсбурге, Пенсильвания. Эта работа являет собой образец совершенно другого художественного стиля. Картина написана в настолько прекрасном и реальном стиле, можно даже сказать, что она почти фотореалистична.

Как и многие художники, Дали начинал работать в тех художественных стилях, которые были популярны на тот момент. В его работах раннего периода (1914 – 1927) можно увидеть влияние Рембрандта, Вермера, Караваджо и Сезанна. К концу этого периода своего творчества в работах Дали начинают проступать сюрреалистические качества, отображающие не столько реальный мир, сколько его внутренний личный мир.

Сюрреализм, движение в литературе и и живописи, был создан в начале 20-ых годов нашего (20-го) века в Париже. Одним из главных основоположников этого движения считается писатель Андре Бретон (Andre Breton). Сюрреализм сложился под большим влиянием работ Зигмунда Фрейда, и главной чертой этого направления в искусстве было выражение образов, навеянных снами, видениями, свободных от сознательного управления разумом. Это назвали "автоматизмом", и при письме это отразилось в создании абстрактных форм, которые представляли собой образы из подсознания.

Теория подсознания Фрейда, с которой Дали познакомился в книге “Толкование Сновидений”, сильно заинтересовала его и под её влиянием он стал исследовать свои сокровенные страхи и фантазии через символические образы в своей живописи на холстах в ультра-реалистичном фотографическом стиле.

В отличии от других художников-сюрреалистов он рисовал образы, знакомые разуму: людей, животных, здания, пейзажи - но позволял им соединиться под диктовку сознания. Он часто сливал их в гротескной манере так, что, например, конечности превращались в рыб, а туловища женщин - в лошадей. В какой-то мере это несколько походило на сюрреалистический автоматизм письма, где слова были знакомыми, так как использовались в каждодневном общении, но выстраивались в ряд свободно и без ограничений, чтобы выразить свободные идеи. Впоследствии Дали назовет свой уникальный подход "параноидально - критическим методом". Как утверждал художник, он освобождался от подсознательных образов, как сумасшедший и единственным его отличием от сумасшедшего было то, что он не был таковым. Сам Дали называл эти картины “нарисованные фотографии снов” (ручная фотография снов).

Наступил 1929 год – год, роковой для Дали, когда произошли два важных события в его жизни. Оба радикально повлияли на дальнейшую судьбу Сальвадора Дали, которому было суждено стать одним из величайших художников всех времен. Он всега опасался своей великости, а сейчас он стоял на пороге новой эры. Эры, в которой он был возвышен до статуса Мастера. Первым событием и самым главным стала его встреча с Галой Элюар в Кадакесе, которая стала его музой, помощницей, любовницей, а затем и женой. В то время она была замужем, но, несмотря на это, с тех пор как они встретились – они больше не расставались. В начале их знакомства Гала спасла Дали от серьезного психического кризиса, и без её поддержкии веры в его гений из него вряд ли получился бы тот художник. С другой стороны, именно растущая алчность и расточительность Галы позднее подтолкнули Дали на путь коммерциализации и - нередко - опошления собственного искусства. Дали создал пышный культ Галы, которая появляется во многих его работах, в конце концов в почти что божественном обличье. Другим важным событием стало решение Дали официально вступить в движение парижских сюрреалистов. При подержке друга, художника Хуана Миро он влился в их ряды в 1929 году. Бретон относился к этому выряженному щеголю - испанцу, который писал картины - ребусы, с изрядной долей недоверия. Он не увидел пользу, которую Дали мог принести их общему делу.

В 1929 прошла его первая персональная выставка в Париже в галерее Гемана (Goeman's Gallery), после которой он начал свой путь к вершине славы. В том же году, в январе он встретился со своим другом по Академии Сан-Фернандо Луисом Бюнюэлем, который предложил работать вместе над сценарием к фильму, известному как Андалузский Пес (Un Chien andalou [An Andalusian Dog]).

Теперь этот фильм является классикой сюрреализма. Это был короткий фильм, созданный для того, чтобы шокировать и задеть за живое буржуазию и высмеять крайности авангарда. Среди самых шокирующих кадров есть и по сей день знаменитая сцена, которую, как известно, придумал Дали, где глаз человека разрезается пополам при помощи лезвия. Разлагающиеся ослы, которые мелькали в других сценах, тоже являлись частью вклада Дали в работу по созданию фильма.

После первой публичной демонстрации фильма в октябре 1929 года в Театр дез Урсулин в Париже, Бюнюэль и Дали сразу же стали известными и прославленными. Два года спустя после "Андалузского пса" вышел "Золотой век". Критики приняли новый фильм с восторгом. Но потом он стал яблоком раздора между Бюнюэлем и Дали: каждый утверждал, что он сделал для фильма больше, чем другой. Однако несмотря на споры, их сотрудничество оставило глубокий след в жизни обоих художников и направило Дали на путь сюрреализма.

Однако, за этот успех Дали заплатил дорого. Отец, недовольный связью сына с Галой Элюар, запретил Дали появляться в своем доме, и положил тем самым начало кофликту между ними, который длился почти 30 лет. Согласно его последующим рассказам, художник, мучимый угрызениями совести, обстриг все волосы и похоронил их в своем любимом Кадакесе.

Практически без денег Дали и Гала переехали в небольшой дом в рыбацкой деревне в Порт Лигат, где они нашди себе пристанище.. Там, в уединении, они провели много часов вместе, и Дали много работал, чтобы заработать деньги, потому что хоть он и был уже признан к тому времени, по-прежнему с трудом сводил концы с концами. В то время Дали начал все более вовлекаться в сюрреализм, его работы теперь значительно отличались даже от тех абстрактных картин, которые он написал в начале двадцатых годов. Главной темой для многих его работ стало теперь противостояние с отцом.

Образ пустынного берега прочно засел в сознании Дали в то время. Художник писал пустынный пляж и скалы в Кадакесе без какой-либо определенной тематической направленности. Как он утверждал позже, пустота для него заполнилась, когда он увидел кусок сыра камембер. Сыр становился мягким и стал таять на тарелке. Это зрелище вызвало в подсознании художника определенный образ, и он начал заполнять пейзаж тающими часами, создавая таким образом один из самых сильных образов нашего времени. Дали назвал картину "Постоянство Памяти".

"Постоянство памяти" была завершена в 1931 году и стала символом современной концепции относительности времени. Спустя год после экспозиции в парижской галерее Пьера Коле самая известная картина Дали была куплена нью-йоркским Музеем современного искусства.

Не имея возможности посещать отчий дом в Кадакесе из-за запрета отца, Дали на деньги, полученные от мецената Виконта Шарля де Ноэйля за продажу картин, построил новый дом на берегу моря, неподалеку от Порт Лигат.

Теперь Дали был убежден, как никогда, в том, что его целью было научиться писать, как великие мастера Возрождения, и что при помощи их техники он сможет выразить те идеи, которые побуждали его рисовать. Благодаря встречам с Бюнюэлем и многочисленным спорам с Лоркой, который провел много времени у него в Кадакесе, перед Дали открылись новые широкие пути мышления.

В 1934 году Дали и Гала поженились. Это событие пробудило в Дали неистощимую фантазию и новую неисчерпаемую энергию. В его творчестве начался плодотворный период.

Отношения Дали с Бретоном и лидерами движения сюрреалистов, тем временем, становились все хуже. Они были недовольны отсутствием у Дали преданности их политическому курсу и тем, что они считали вольностью в искусстве: его зрительными головоломками и его одержимостью шутками.

В 1934 году Сальвадор Дали был официально исключен из Парижской Группы Сюррелистов. Причиной его изгнания было названо несоответствие и противоположность целям и идеям группы. Дали прореагировал на это так: "Разница между мной и сюрреалистами в том, что Сюрреализм – это Я."

После полного разрыва с Бретоном и другими сюрреалистами Дали был свободен и вдобавок к своим исследованиям начал использовать прием двойственного изображения, при котором предметы могли рассматриваться как один или как два объекта.

Возвращению Дали в Испанию после лондонской выставки сюрреалистов в 1936 году помешала гражданская война, начавшаяся с восстания генерала Франке и верных ему войск против народного правительства. Правительство было вынуждено бежать в Валенсию, а затем, когда городу стала угрожать опасность, в Барселону, каталонскую родину Дали.

Страх Дали за судьбу своей страны и ее народа отразился в его картинах, написанных во время войны. Среди них - трагическая и ужасающая "Мягкая конструкция с вареными бобами: предчувствие гражданской войны" (1936). Дали любил подчеркнуть, что эта картина была проверкой гениальности его интуиции, поскольку была закончена за 6 месяцев до начала гражданской войны в Испании в июле 1936 года.

Хотя Дали часто выражал мысль о том, что события мировой жизни, такие как войны, мало касались мира искусства, его сильно волновали события в Испании. В 1938 году, когда война достигла кульминационного момента, была написана “Испания”.

Во время гражданской войны в Испании Дали и Гала посетили Италию, чтобы посмотреть работы художников эпохи Возрождения, которыми Дали больше всего восхищался. Они также побывали на Сицилии. Это путешествие вдохновило художника написать "Африканские впечатления" (1938).

Дали написал свои самые известные, и, вероятно, лучшие картины в десятилетие между 1929 и 1939 годами, применяя изобретенны им "параноидально-критический метод". Этот метод использовал различные формы иррациональных ассоциаций, особенно образы, которы меняются в зависимости от зрительного восприятия, - так что, например, группа сражающихся солдат может внезапно обернуться женским лицом. Отличительной особенностью Дали было то, что, как бы причудливы ни были его образы, они всегда были написаны в безупречной "академической" манере, с той фотографической точностью, которую большинстов художников авангарда считало старомодной.

В 1940 Дали и Гала всего за несколько недель до фашистского вторжения улетели из Франции трансатлантическим рейсом, заказанным и оплаченным Пикассо. В Штатах они пробыли восемь лет. За годы, проведенные Галой и Дали в Америке, Дали нажил состояние. При этом, как утверждают некоторые критики, он поплатился своей репутацией художника. В среде художественной интеллигенции его экстравагантности рассматривались как кривляния с целью привлечения внимания к себе и своему творчеству. А традиционная манера письма Дали считалась не подходящей для двадцатого века (в то время художники были заняты поиском нового языка для выражения новых идей, рожденных в современном обществе).

В 1941 Дали начал отходить от сюрреализма, чтобы создать более универсальный художественный стиль, и заявил, что он намерен "стать классическим". Его интерес сместился от личных наваждений к вселенским темам. Дали черпал вдохновение в работах великих мастеров эпохи Возрождения, в то же время смотря в будущее. Он хотел быть “рупором” атомного века, объединив открытия современной науки с религией и мистицизмом. В отличие от работ других пионеров современного искусства, живопись Дали всега была тщательно выполнена, и в 1940-ых годах его стиль еще больше приблизился к академическому идеалу прошлого века, воспринимавшемуся как нечто вызывающе старомодное.

Новое видение мира родилось у Дали после взрыва над Хиросимой 6 августа 1945 года. Испытав глубокое впечатление от открытий, приведших к созданию атомной бомбы, художник написал целую серию картин, посвященных атому.

На протяжении 40-ых и 50-ых годов он более полно развил свои идеи в концепцию Ядерного Мистицизма. Это была странная комбинация всех его художественных стилей и философских взглядов, а также науки и религии. На самом деле еще с детства его интересовало устройство мира. Он верил, что природа действительности скоро будет объяснена наукой, и самой основой жизни окажется спираль.

Теперь главной заботой Дали стало развитие своих взглядов на мистицизм и науку. Он постоянно исследовал новое направление - дезинтегрирующие или взрывные картины. В 1951 году была создана "Взрывающаяся Рафаэлевская Голова". Фрагментированные формы в этой картине, также как и вдругих, написанных в этот период, коренятся в интересе Дали к ядерной физике. Голова похожа на одну из Мадонн Рафаэля - образов классически ясных и спокойных; одновременно она включает в себя купол римского Пантеона с падающим внутрь потоком света. Оба образа хоршо различимы, несмотря на взрыв, разбивающий всю структуру на небольшие фрагменты в форме носорожьего рога.

Эти исследования достигли высшей точки в "Галатее сфер" (1952), где голова Галы состоит из вращающихся сфер.

Дали был увлечен новыми идеями теории относительности. В “Disintegration Of The Persistence Of Memory” (1952-1954) он пересмотрел свою известную картину 1931 года “The Persistence Of Memory” в духе ядерного мистицизма. Постоянство и Распад кажутся понятиями взаимоисключающими, но никак не в параноидально-критическом мировоззрении Дали. Мягкие циферблаты, действительно, тихо распадаются, но окружающий их мир с конвейерной точностью разрезан на правильные блоки; выпрямленные носорожьи рога намекают на связанные с этим животным математические чудеса. Большая часть сцены находится под водой, которую художник заставляет висеть на ветке как пленке. Внизу под рыбой лежит прозрачная автопортретная голова, которая фигурировала во многих картинах Дали конца 1920-ых и начала 1930-ых годов.

Носорожий рог - новый навязчивый образ художника, наиболее полно воплощен на картине "Носорогообразная Фигура Илисса Фидия" (1954). Картина относится ко времени, которое Дали назвал как “почти божественный строгий период носорожьего рога”, утверждая, что изгиб этого рога – единственная в природе абсолютно точная логарифмическая спираль, а потому единственная совершенная форма.

Его муждународная известность продолжала расти, основываясь как на его яркости и его чутье общественного вкуса, так и на его невероятной плодотворности в живописи, графических работах и книжных иллюстрациях, а также как дизайнера в ювелирных работах, одежде, костюмах для сцены, интерьеров магазинов. Он продолжал удивлять публику своими экстравагантными появлениями. Например, в Риме он предстал в "Метафизическом кубе" (простой белый ящик, покрытый научными значками). Большая часть зрителей, приходивших посмотреть на спектакли Дали, была попросту привлечена эксцентричной знаменитостью. Однако его настоящим поклонникам не нравились эти кривляния. Они считали, что шоумен бросает тень на работы художника.

В 1968-1970 была создана картина "Галюциногенный Тореадор" - шедевр метаморфизма. Сам художник называл этот огромный холст "весь Дали в одной картине", поскольку он представляет собой целую антологию его образов. Наверху, над всей сценой господствует одухотворенная голова Галы, в правом нижнем углу стоит шестилетний Дали, в костюме моряка (как он изобразил себя в "Призраке сексуальной привлекательности" в 1932 году). Помимо множества образов из более ранних работ, в картине присутствует серия Венер Милосских, постепенно поворачивающихся и одновременно меняющих пол. Самого тореадора нелегко разглядеть - до тех пор, пока мы не осознаем, что обнаженный торс второй справа Венеры может быть воспринят как часть его лица (правая грудь соответствует носу, тень на животе - рту), а зеленая тень на её драпировке - как галстук. Слева мерцает расшитая блестками тореадорская куртка, сливающаяся со скалами, в которых угадывается голова умирающего быка.

К работам классического периода относятся восемнадцать больших полотен, созданных в период с 1948 по 1970 годы. На создание каждого из этих полотен у Дали уходило по нескольку лет, и каждое из их насчитывает по крайней мере пять шагов в одном направлении.

Начиная примерно с 1970 года Дали стали беспокоить мысли о смерти и бессмертии. Он верил в возможность бессмертия, включая бессмертие тела, и исследовал пути сохранения тела, чтобы вновь родиться. Однако более важным было сохранение работ, что стало его основным проектом. Дали направил на это всю свою энергию. В 1974 году в Фигерасе открылся его собственный Театр-музей (Teatro Museo).

Популярность Дали все росла. Спрос на его работы стал сумасшедшим. Издатели книг, журналы, дома мод и режиссеры театров боролись за него. Он уже создал иллюстрации ко многим шедеврам мировой литературы, таким как Библия, "Божественная комедия" Данте, "Потерянный рай" Милтона, "Бог и монотеизм" Фрейда, "Искусство любви" Овидия. Он также создавал сюрреалистические композиции, такие как "Посмертная маска Наполеона на носороге: "Галюциногенный тореадор" с барабанами, ножницами, ложками, мягкими часами, увенчанный короной, или "Видение де л'Андж с большим пальцем Бога и двенадцатью апостолами". Культ Дали, обилие его работ в разных жанрах и стилях привели к появлению многочисленных подделок, что вызвало большие проблемы на мировом рынке искусства.

Все это время Гала оставалась для него центром Вселенной. Признание важной роли Галы в своей жизни Дали постоянно выражал в своих работах. Ее влияние, как музы и натурщицы, было очень важным для большинства его картин. В конце 1960-х благодарность Дали приняла более ощутимую форму: он купил для нее замок в Пубол, неподалеку от Фигераса, украсив его своими картинами и снабдив всеми удобствами и сделав роскошным.

Всю жизнь с Дали Гала играла роль серого кардинала, предпочитая оставаться на втором плане. Некоторые считали ее движущей силой Дали, другие - ведьмой, плетущей интриги… Гала и Дали всегда управляли своими делами и его постоянно растущим богатством с расторопной деловитостью. Именно она внимательно следила за частными сделками по покупке его картин. Она была необходима физически и морально, поэтому когда Гала умерла в июне 1982 года, художник понес тяжелую утрату.

После её смерти его здоровье начало резко ухудшаться. Дали почти прекратил появляться в обществе. Несмотря на это его популярность росла. Среди наград, посыпавшихся на Дали как из рога изобилия, было членство в Академии изящных искусств Франции. Испания удостоила его наивысшей чести, наградив Большим крестом Изабеллы-католички, врученным ему королем Хуаном Карлосом. Дали был объявлен Маркизом дэ Пубол в 1982 году. Несмотря на все это, Дали был несчастен и чувствовал себя плохо. Он ушел с головой в работу. Всю свою жизнь он восхищался итальянскими художниками эпохи Возрождения, поэтому начал рисовать картины, навеянные головами Джульяно дэ Медичи, Моисея и Адама (находятся в Сикстинской капелле) кисти Микеланджело и его "Снятием с креста" в церкви святого Петра в Риме.

Последние годы своей жизни художник провел в полном одиночестве в замке Галы в Пуболе, куда Дали переехал после ее смерти, а позже в своей комнате в Театре-Музее Дали.

В 1984 году Дали получил серьезные ожоги во время пожара в замке в Пуболе, после чего его здоровье еще более ухудшилось.

Сальвадор Дали, Маркиз Пубол, умер 23 января 1989 год от остановки сердца, спустя шесть лет после завершения своей последней работы "Ласточкин Хвост", простой каллиграфической композиции на белом листе.

Сальвадор Дали, со свойственной ему при жизни странностью, лежит непохороненный, как он и завещал, в склепе в своем Театре-музее Дали в Фигерасе. Он оставил свое состояние и свои работы Испании.

Жизнь Сальвадора Дали.


Ваша оценка: Нет Рейтинг: 5 (2 голоса)