Доктор моего тела

15 августа, 2008 - 17:31 — Боб

Ближайшим медучреждением оказалась родная университетскаяполиклиника. Похмелившись, я двинулся лечить свою несчастную задницу. Врегистратуре сказали, что жопами занимается хирург. К хирургу былаприличная очередь, состоявшая почему-то исключительно из красивыхдевушек (по виду, второй или третий курс филфака).
При моемпоявлении девушки оживились. Послышался тихий шорох ресниц. На меняглядели. С интересом. Ближайшая ко мне девица, обладательницапрекрасных синих глаз, осведомилась:
- Ты на медкомиссию?
Девушке с такими глазами я не смог соврать.
- Нет, - сказал я. – У меня травма.
- О, - она открыла ротик так, что я сразу вспомнил, где я мужчина, - по тебе так и не скажешь.
- Мою травму сразу не видно, - объяснил я, - у меня задница травмирована.
Девушка открыла ротик еще шире, а глаза распахнула во весь коридор.
- Это как? Расскажи!
- Понимаешь, - доверительно сообщил я ей, - мне туда нож воткнули.
Очередь обратилась в слух. У стен появились уши.
Войдяв раж, я поведал дамам легенду о том, как повстречалдевушку-полумесяцем-все и как у нас началась постельная идиллия, и какворвался девушкин муж и как он подло воспользовался моей беззащитноймиссионерской позицией и вонзил тупой столовый нож в мою тощую задницу.Напоследок я продемонстрировал мужское благородство (не достоинство):
- Хорошо, что сверху был я, а не она! - Аудитория замерла, живо представив себе последнюю картину.
Такза разговорами подошла моя очередь. Войдя в кабинет, я увидел хирурга –пожилого человека с благородной сединой и удивительно пустым лицом. Какоказалось позже, у него была на редкость счастливая болезнь – ничего неболит и каждые пять минут новости. Проще говоря, старичок страдалсклерозом. Пару ему составляла моложавая медсестра с озверелым лицом.Блеющим голосом меня пригласили проходить, присаживаться и рассказыватьо том, что у нас болит. Кратко, по-военному, я изложил свою проблему.
- Ну что-о ж, - снова проблеял старикашка. – Будем делать молодому челове-еку пу-ункцию. Сестра, готовьте операцио-онную.
Признаться,мне стало немного не по себе – только пришел, а уже в операционную(«слюшай, ничего не сделал, только вошел, абыдно, да?»). Крепясь духом,я последовал за злющей медсестрой в операционную – смежную с кабинетомкомнату, где мне велели разуться и залезть на операционный стол. Я легна живот, подошедший старикашка скомандовал «штаны вниз, рубашкувверх», и я оголил свою жопу. Немного отступив в сторону, хочуотметить, что человек, у которого оголена только задница, почему-точувствует себя очень беззащитным. Даже совсем обнаженным ощущаешь себяне так глупо и скованно. Итак, некоторое время я лежал мордой вниз,ничего не видя, а старичок по-хозяйски мял и щупал мое филе, причиняямне довольно сильную боль. Я мужественно терпел во славу нашеймедицины. Затем над моей головой раздалось:
- Се-естра, продезинфици-ируйте операционное поле-е.
Послышалосьзвяканье, бульканье, и мою задницу щедро умастили спиртом. Судя поразлившемуся в операционной густому запаху, на меня извели не меньшеполлитры чистого медицинского. В горле запершило. Я весь сжался иприготовился к тому, что сейчас мою жопу вскроют и вынут через нее паруметров кишок или пульсирующее сердце. Но почему-то ничего непроисходило. Послышались удаляющиеся шаги. Повернув голову, черезоткрытую дверь я увидел, что доктор с медсестрой удаляются в кабинет.Сейчас, подумал я, возьмут какой-нибудь хитрый инструмент и вернутся,чтобы резать меня и кромсать. Но никто и не думал возвращаться. Я лежалс оголенной задницей и ждал. Через дверь операционной мне была виднавходная дверь и часть кабинета, но стол, за которым сидели хирург имедсестра, от меня был скрыт. Шуршали какие-то бумаги, доктор негромкопереговаривался с медсестрой. Спирт активно испарялся с голой жопы. Итут я услышал фразу, от которой внутри все перевернулось.
- Сле-едующий! – громко сказал этот безмозглый мудак – хирург.
Неверя ушам, я повернул голову и увидел, как открывается входная дверь вкабинет. На пороге появилась та самая девица с прекрасными глазами. Онадвинулась было к столу хирурга, но боковым зрением заметила что-тонеобычное и повернула голову в мою сторону. Это был момент истины.Через открытую дверь операционной она узрела волосатую мужскую жопу.Долгие секунды она пялилась на мою голую задницу, потом мы встретилисьс ней глазами. Ух, какие это были глазищи!
- Ну же, девушка,проходите! – нетерпеливо сказал маразматический хирург. Девицамашинально сделала шаг вперед и скрылась от моих глаз. Лежа на столе, яслушал, как она рассказывает старому докторишке, что у нее болитпальчик на ноге, а этот фавн требует, чтобы она разделась полностью:
- Де-евушка, ну что вы мне свой пальчик пока-азываете? Мне надо вас осмотреть целико-ом!
Судя по звукам, она все еще пребывала в состоянии аффекта и безропотно подчинилась. Вот только мне не было видно.
Черезпять минут осмотр закончился, он ей что-то выписал и она пошла навыход. Дойдя до двери, она несмело обернулась. С операционного стола нанее по-прежнему взирал молодой человек с голой жопой. Она помоталаголовой, отгоняя абсурдное видение, и вышла прочь.
- Сле-едуюший! - немедленно раздался бодрый голосок хирурга.
Девица,вошедшая следующей, чуть не впала в кататонию от увиденного через дверьв операционную. Судя по всему, голой мужской жопы до того ей видеть неприходилось. Как сомнамбула, она повернулась и вышла в коридор.Девушка, вошедшая следом, посмотрела на меня вполне равнодушно и четкимшагом проследовала дальше. После осмотра она вышла, даже не глянув наменя. Ее спокойное поведение натолкнуло меня на очевидную мысль-натянуть штаны! Одевшись, я с удобством устроился на боку и сталприветствовать всех входящих девиц. Я мило улыбался, махал ручкой ипосылал воздушные поцелуи. Этакий Карлсон-живущий-в-операционной. Потоммне все это надоело, я спрыгнул со стола, обулся и прошел в кабинет.Хирург удивленно поднял на меня глаза и осведомился, кто я такой икакого хрена я делал в операционной. Я вкратце объяснил ему, что я тамничего не делал, а делать что-то собирался он. Секунд пять он смотрелна меня мутными глазами, потом его взгляд прояснился и он воскликнул:
- Ну коне-ечно! Дружок, обратно на стол. Сейчас я вами займусь.
- Знаете, доктор, - сказал я абсолютно искренне, - у меня уже все прошло. До свидания.
Идяк выходу, я с удивлением отмечал, что у меня ничего не болит! Все-такипоразительно устроен наш организм, думал я с радостью.
В коридоре меня поджидала прекрасная синеглазка.
- Ну, как твоя задница? – интимно спросила она.


Голосов пока нет