Бабки (классификация)

13 августа, 2008 - 18:50 — Боб

1) Старушки обыкновенные.

Статьстарушкой – это святой долг каждой сегодняшней тётки. Старушки сидятдома, нянчат внуков, варят кашу, рассказывают им на ночь сказки, ходятв магазин для того, чтобы затариться продуктами, а не для того, чтобзамеситься с кассиршами, носят коричневое платье и платочек в горошек,и ходят по воскресеньям в церковь (это, кстати, обязательно. Ибо любойпорядочной старушке должна к старости прийти в голову мысль, что скороей придётся помереть, и ТАМ с неё всё-всё спросят. И за еблю с соседом,пока муж на работе, и за то, что в молодости была выжрана цистернахани, и, естественно, за «первонах», «заебись, пешы ещё» и за «нахуйаффтара». Спросят-спросят. И не сомневайтесь.) Это всё в общих чертах.Старушкам положено сидеть вечерами на лавочке у подъезда, вязать носкипо восемь метров, через каждый метр – пятку, и разговаривать с другимистарушками о политике, ценах и у кого сколько дети зарабатывают.
И ниибёт. Так положено.

2) Пожилые дамы.

Пожилойдамой может стать не всякая. Пожилые дамы – это бывшие преподавателирусского языка и литературы в ВУЗах, это бывшие научные работники,бывшие актрисы, и жёныгенералов-адмиралов-Абрамовича-Березовского-и-так-далее-алигарховбля.
Пожилыедамы носят костюмы с брошками, тщательно закрашивают седину в волосах всалоне, а не дома, в тазике с чернилами, красят губы светло-коричневойпомадой,и никогда не улыбаются. Потому что их лица уже сто раз обколотыБотоксом.
И, собственно,

3) Бабки.

Сраныестарые пидораски, которые хуй знает зачем, с самого утра пиздуют вбитком забитые вагоны метро, волоча за собой облезлые тележки, которымиони специально рвут людям колготки, наезжают на ноги, и тычут ими вяйца: «Сынок, помоги бабушке тележечку по лесенке поднять..»
Ониприходят в магазин, и гундят: «Пропустите меня без очереди, я блямать-героиня, ветеран труда и ещё хуй знает чего, а вы тут все-охуевшая молодёжь, чтоб вам всем сдохнуть от заслуженного триппера!»
И если эту манду пропустить вперёд, начинается шоу:
-Дайте мне батон хлеба.. Да. Нет. Не этот! Фу! Он чёрствый! Дайтедругой! А теперь колбасы. Вон той. Сто шестнадцать граммов. Да! Ясказала, что именно сто шестнадцать! Что? Забирайте свою колбасу, я еёне возьму! Мне не нужно ваши сто двадцать три грамма! Дайте мнежалобную книгу! А меня не волнует, куда вы этот кусок денете! Япокупатель, и я всегда права! Сталина на вас нет, сучки молодые! Рожинамалевали, юбки позорные напялили, проститутки, и стоят тут заприлавком, продуктами торгуют! Сначала она этими руками хуи у своиххахалей дрочит, а потом ими же честным людям хлеб подаёт! Тьфу, шалава!
Бабокможно встретить в очереди к районному терапевту, куда ты пришёл, чтобполучить справку для бассейна, а впереди тебя сидит толпа здоровыхбабок, которых, сука, рельсой не перешибёшь, и орёт на тебя:
«Кудаты прёшь без очереди! Я вот, с больными ногами еле-еле пришла, мненеобходимо в больницу ложиться, и то в очереди сижу, а ты молодой,постоишь, не развалишься!»
И через полчаса ты можешь наблюдать вокно, как эта бабка с больными ногами резво скачет прыжками кенгуру изворот поликлиники вслед за уходящим автобусом, догоняет его, и хуяритна ходу своей клюшкой по дверям, требуя остановить автобус, и впуститьинвалида.

Рассмотрим отдельных представителей категории «Бабки»

Бабка Катя.Проживает в Москве в спальном районе, имеет взрослую дочь, зятя, двухвнуков, пенсию, которую она не тратит на себя, потому что еёобувают-одевают дети, они же её кормят пять раз в день, потому чтобабка Катя страдает булимией, и жрёт как не в себя.
С утра бабкаКатя пиздует в метро, где шляется по вагонам с табличкой: «Помогите,люди добрые, дети выгнали из дома, отпиздили, выбили зубы, ткнули рожейв говно, и бросили помирать с голоду под забором. Дайте немножко денег,а то прокляну нахуй всех. Воистину»
Бабка исправно башляет комунадо, чтоб беспрепятственно побираться по вагонам, и, насобирав парутысяч рублей, к вечеру возвращается в свой двор, где шлёпается на лавкуу подъезда, и начинает самозабвенно сплетничать:
- Ой, а вы знаете,что Наташка Горелова из пятого подъезда беременная? Аха. От хачикаАвтандила, который через дорогу в сапожной мастерской работает. АИркиного мужа из пятнадцатой квартиры посадили! Ну да, наркомана этого.Говорят, он у себя дома 2 мешка наркотиков хранил. Да таких ядрёных!Милицейская собака, говорят, нос в мешок сунула – и подохла сразу! Вотте крест! Сама видала как её милиционеры в простыне из дома вытащили, исожгли за бойлеркой!
А Пашка со второго этажа - гомосек!! Вот чтобмне сдохнуть, если вру! Вчерась вышла я в два часа ночи на лестницу,мусорку вытряхнуть, гляжу – матерь Божья! Пашка-сосед! Стоит, с мужикомобнимается, и в штанах у того рукой-то мац-мац. Ковыряет что-то,гомосек проклятый! Да. Вот так мы и живём, Никалавна. Ладно, пойду ядомой, уж время ужинать подошло, а меня всё не зовут, собаки такие…Хуже чужих, ей-Богу! Родную мать куском хлеба попрекают.

И пиздует домой.

Бабка Зина.Кто-то когда-то ей сказал, что её фамилия – Парашина – очень древняя изнаменитая. И что, возможно, её предки былиграфьями-баронами-сеньорами. С тех пор бабка Зина вошла в образ, и досих пор из него не вышла.
Она с утра завивает свои три волосины набигуди, надевает красные бусы, берёт под мышку облезлого кабысдохаДружка, и чешет во двор, играть с другими бабками в преферанс.
Раз внеделю бабка Зина устраивает представление: «Я умираю, дети мои…», и еёкладут в платный госпиталь, откуда через полчаса следует звонок, ибабка Зина, находясь в двух минутах от смерти, слабым голосом диктуетсписок необходимых ей продуктов питания: икра красная, икра чёрная,осетрина копчёная, балык, рябчики-ананасы-шампанское и так далее.Причём, семья её нихуя не родственники Рокфеллера, но они с какого-точлена мобилизуют все силы, залезают в долги, и покупают бабке всё, чтоона там надиктовала.
Я б и не написала про это скотомудилище, если б эта старая обезьяна не была бабкой мужа моей подруги Юльки.
Поэтомуна моих глазах у беременной Юльки выдирали изо рта чахлый банан, иклали его в коробочку, которую планировалось доставить бабушке вбольницу.
А ещё оставался бабкин кабысдох Дружок. Чмошмое существо слысой жопой, который каждое утро залезал в Юлькину кровать. И начиналяростно дрочить в её подушку. И к тому моменту, когда Юля просыпалась,Дружок бурно кончал ей в глаз.
Юльку мучил токсикоз и Дружок. Дружок даже сильнее. Поэтому он был подвергнут остракизму, гонениям и избиениям лыжной палкой.
Однажды к Юле подошла её свекровь, и, поджав губы, высказалась:
-Юлия, я бы попросила тебя не мучать данное животное, ибо ЗинаидаНиколаевна, моя мать, и бабушка твоего супруга Сергея, верит в вечнуюлюбовь и в реинкарнацию душ, и считает, что в Дружке живёт душа еёмужа, покойного Серёжиного дедушки. Будь тактичнее, Юлия.
Юльканикогда не считала себя графиней, в Смольном институте не обучалась, итонкой душевной организацией не обладала, посему ответила свекрови, чтоона тоже верит в вечную любовь и в реинкарнацию, но её сильно заебало,что покойный Серёжин дедушка ежедневно мастурбирует свой половой органоб её, Юлину, подушку, а потом весьма подло эякулирует ей в органзрения. И было б хорошо, если б дедушка делал это со своей уважаемойЗинаидой Николаевной.
После этого Юлю предали анафеме, с трудом дождались, когда она родит, и быстро выперли из дома. Но это уже другая история.
Обабках можно рассказывать долго. У любого из нас в соседках есть воттакое уёбище, и каждый может рассказать про кучу таких бабок. Но язакончу сей высер заключительным описанием собственной соседки, чтобей, суке старой, здоровьица прибавилось!

Бабка Мария Тимофеевна. Бабка Мария Тимофеевна родилась на свет 75 лет назад, исключительно для того, чтобы отравить мне жизнь.
Лет пять назад бабка однозначно и полностью ёбнулась на голову.
Иначалась моя весёлая жизнь. Бабка зажимала меня на лестнице своимиогромными сиськами в угол, и завывала голосом тени отца Гамлета:
-Верни, воровка, мои трусы!!!!!! Я знаю, ты спиздила их у меня сбалкона!! И ниибёт, что четвертый этаж, а я ещё кактусов на перилахразложила. Чтоб ты себе жопу ободрала, поскользнулась и наебнулась! Тымои трусы спиздила, а свои мне подложила!
И трясла у меня перед носом ссаными трусищами, похожими на чехол от рояля.
Я пищала откуда-то из-под её огромных потных сисек:
-Иди нахуй! С чего ты взяла, что это – МОИ трусы?? Ты, бля, глазаимеешь? На ЧТО мне эту мотню надевать?? В них пятьдесят три таких жопыкак у меня поместятся!
Ответ бабки был зачотным:
- А они на меня не налазят, я пробовала. Значит – твои! И ниибёт.
Потомэтой шкуре стало казацца, что в её квартире пахнет газом. И что это яеё травлю потихоньку. Ясен пень, а кто ж ещё-то? Неделю она ломилась комне в квартиру, требуя прекратить газовую атаку, а я просто усталовызвала ментов. Я, бля, зарплату, за то, что с психами общаюсь – неполучаю.
Пришли два ментёнка. Один, видимо, наш участковый, авторой, я так поняла, за компанию. И вот один в хату к бабке пошёл, авторой стоит, ржёт:
- Слышь, а расскажи-ка мне ещё про бабку! Ты так прикольно рассказываешь!
Ну, думаю, нашёл, бля, Олега Попова. Хуй тебе. И рожу скорбную сконструировала.
Тутот бабки выходит участковый, щёки втянул, шоб не заржать, и за нимследом – бабка. На ебле у неё висит обычный CD диск, в который онапросунула кончик носа, и она нам так гордо говорит:
- Вот, бля.Товарищ милиционер подарил мне Универсальный Газопоглотитель. Теперь ябуду его носить, и мне похуй до твоего газа. А вы, товарищ участковый,проведите ещё обыск у неё на квартире. Она у меня ещё чашечкикрасненькие спиздила, и тряпку, через которую я халат глажу. Вотмолодежь пошла: такая молодая – а уже воровка. А я-то с её детьми всюжизнь нянчилась..
Я аж проперделась от восхищения: хуясе! Во-первых,ребёнок у меня один-единственный, во-вторых, я в этой квартире живутолько пять лет, в-третьих, эта старая жопа сама сюда полгода назадприпёрлась, а в-четвертых, я бы в голодный год за ведро пельменей накилометр бы её к своему дитю бы не подпустила!
Ещё полгода бабкаподкарауливала меня у лифта, и орала: «Люди добрые! Не садитесь с ней влифт! Она воровка, и щас всю мелочь у вас из карманов потырит! Воровка!»
Наверное,я бы придумала способ, чтоб убить бабку, и свалить всё на несчастныйслучай, но, по ходу, о моих планах догадалась бабкина дочь, которая нераз видела меня и моё суровое, как у челябинского мущщины, лицо.
И она перевезла бабку хуй знает куда – меня это ваще не волнует, а хату сдала приличной семье.

Вот такая грустная, но поучительная история. Читайте, думайте, и делайте выводы.

За сим откланиваюсь.

(с) Мама Стифлера

Всегда интересно, всегда информативно, всегда весело - Саяногорский городской сайт: новости, форум, фотогалерея, чат!


Голосов пока нет