Сходили в баню

20 декабря, 2007 - 09:24 — Боб

- Никто, ни куда непойдет, мы возвращаемся в баню! Я ебал этот балет! – И Жора увереннойпоходкой богомола, направился в сторону дверей.
Шурик с Андреемсхватили его под руки и потянули в сторону метро, я же с грустьюпосмотрел на свой веник и швырнул его в урну. Попарился блин…

Черезпол часа мы уже входили в театр оперы и балета. У входа не досчиталисьАндрея, но он появился буквально через несколько минут с двумяогромными кульками.
Из одного кулька торчало горлышко бутылки и приветливо подмигивало, мол не расстраивайся парень, всё будет тип топ!

- Ну не пустой же желудок! – объяснил Андрей.

Места нам были заказаны заранее, но уже сидя в ложе с пизданутым названием
«бенуар»,Жора узнал, что барышня его получила какую-то профессиональную травму,и выступать сегодня не будет, но раз пришли уже решили дотерпеть доконца.
Уселись, красиво всё так вокруг, необычно, за это и выпили.Душевно так, эти с балалайками что-то пиликают, но как-то такнепонятно, мы сразу поняли, что «над полем танки грохотали», сегодняспеть не удастся, а жаль. А Андрей, кстати молодчина, он у нас заповара всегда был, сало взял, огурчики взял, селёдочку взял, капусточкиквашеной даже взял, ё маё – грибочки! Оказывается даже на балете можносебя человеком почувствовать, хорошо! Неожиданно всё затихло и сталотемно и страшно, народ там внизу шебуршать перестал за что и выпили.Начала играть музыка, чуток вменяемей. Ну и понеслось.

Поднялсязанавес, мы обомлели, на сцену выскочили два еблана в белых рейтузах,ещё и с саблями в руках и начали прыгать из стороны в сторону. Потомони останавливались, крутились на месте, и опять прыгали друг на друга.
- Брачные игры? – предположил Шурик.
- Ставлю десять баксов на того что в синей жилетке. – сказал Андрей.
- Принято, - сказал я. – У зелёного сабля блестит красивее!
- Плюс один! - согласился Жора.
Нумы как народ опытный принялись поддерживать нашего криками, «Зе-лё-ный!Зе-лё-ный!». Но нас заглушил свист Андрея, фигли болельщик смноголетним стажем, он чуть с ложи не выпал.
- Браааааза дааааваааай! – крикнул он и засвистел снова, сука.
Оркестркак-то сразу засбоил, прыгуны невнятно начали сабельками махать. И тутя понял, что на нас смотрят все, даже эти двое, прыгают и смотрят, и вглазах у них, знаете, такая ненависть, лютая прелютая. Точно пидоры. Вподтверждение моих слов, не закончив битву, они с грацией молодыхоленей упрыгали за кулисы.
- Это пять! Почему мы раньше сюда неходили? Я со школы так не ржал. - Андрей держась за живот с трудомподбирал слова. – Ну за это, как его, за балет!

И только Шурик сидел всё это время молча, глядя в где-то замученный бинокль.
Он убрал его от глаз и с очень серьёзным видом заявил, что тут что-то не так.
-Может это конечно рейтузы белые полнят, но у них, блин я даже не знаюкак это сказать, короче, есть предположение, что их сюда по размеручлена подбирают, - Шурик нахмурился.
А на сцене, теперь прыгалтолько один. Жора выхватил бинокль, посмотрел в сторону сцены, отдалбинокль, налил себе пол стакана, выпил, и молча встал и вышел.

Особоне придали этому значения и продолжили просмотр. Подняли бокалы, но такс ними и застыли, к нам, раздвинув занавески, зашли две большие сиськи,за ними появилась голова и всё остальное, я так с бокалом и сел. Копиямоей учительницы по пению, у меня непроизвольно пальцы сжались вкулаки, помнят как линейкой получали. Та же юбка «труба» до колен,волосы на башке стянуты так, что кажется сейчас что-то лопнет и нос, аза ним глаза и рот, сорвутся и прилипнут ко лбу. Довершали всю этукрасоту маленькие очки в чёрной оправе, они так и кричали, - «ястервозная блять, со мной шутки лучше не шутить»(ну его нахуй).

- Молодые люди, вы либо успокоитесь, либо вас выведут, - резко сказала она, - это театр оперы и балета, а не стадион!
-Конечно! Вас как зовут? – Шурик, дипломат хренов, корявил свою улыбку,и по старой доброй традиции шел встречать гостью с бокалом и чтохарактерно, капустой.
- Валентина Григорьевна.
- Валечка значит, вы не стойте в дверях, проходите, присаживайтесь!

Яже пошел искать Жору, пока он не натворил бед. Долго ходил, нет егонигде. Нет Жоры, зато нашел буфет, жахнул коньяка. Заглянул в зал, тамна сцене, теперь плясали балерины, прикольно в принципе. И когда я ужеразворачивался чтоб уйти на сцену с диким воплем – «убью!» вылетелЖора, в рейтузах и пачке, «Пшли вон проститутки!».
Два раза повторят было ненужно, не теряя осанки балерины изящно скрылись за кулисами.
-Не верьте им, не верьте! Они вас обманывают! – заорал Жора, вдоказательство своих слов он размахивал чужими рейтузами, и выпячивалпузо. Под пачкой у него наблюдался жесткий стояк, пятиконечный.
Затихловсё и все, из темноты донёслись девичьи вздохи, затем кто-то громкоиспортил воздух, подытожил всё детский плач. И только на балконе вистерике похрюкивал Андрей, так смеяться только он умеет.
Жораприкрываясь рейтузами от слепившего его света, неуверенными шагамиприблизился к краю сцены, и раздраженно заявил, - Где все блять! Шурик,они таки пытались нас наебать! – крикнул он в неизвестном направлении.На балконе прозвучал последний хрюк и кто-то начал царапать ногтямипаркет. Зал недовольно загудел. Жора понял что надо спасать ситуацию,нарисовал на своей необъятной физиономии «умняк», вскинул руку срейтузами к верху, левую ногу выставил вперёд и с несвойственным емувыражением, прокричал!

- Быть или не быть, вот в чём вопрос!
- Ахуеть! – резюмировал кто-то из зала.
- Да! – сказал Жора, и скрылся за кулисами.

Потрясённыйдо глубины души я поковылял обратно. Нужно было что-то предпринимать,ловить Жору и сваливать отсюда. Когда зашел обратно, ситуация в нашемлогове преобразилась, Валентина Григорьевна восседала у Шурика наколенях, во рту у неё был огурец, в руке стаканчик, свободной рукой онатеребила его шевелюру. Волосы были распущены, пуговки на рубашкерасстегнуты, обнажая её большую белую грудь. Глаза, полные любвинежности, пристально смотрели на Шурика, а он, ну а что он, он пробалет рассказывал…

- Цыпа, я те скажу балет, это такая хуйня, ну как тебе сказать, в общем, силища! Давай, за балет!
«Да,да, да» - закивала Валя, - Эх, а я когда-то тоже танцевала, подаваланадежды. – грустно промямлила Валечка, и прижала голову Шурика к груди,он аж слюни пустил от радости. – Давай покажу!
И не откладывая вдолгий ящик, она соскользнула с колен и начала прыгать, однако скажу явам, зрелище ещё то. Не знаю как она в молодости танцевала, но пьянаяособь где-то в конце четвёртого десятка лет не-то начале пятого, свысоко закатанной юбкой, сейчас меня конкретно стреманула. Вверх, вниз,пируэт, а потом шпагат! Завораживает.
- А теперь вы Шурочка сделаете мне поддержку, - и игриво подмигнула, - идите же сюда!
Черезсекунду, Шурик приплясывая, под звуки доносившейся музыки стоял возлеВалечки. Шатало обоих изрядно, но разве это помеха двум сердцамслившимся в экстазе танца блять?
- Шура стойте так, а я сейчас прыгну и вы меня поймаете и приподнимите над собой!
Яотошел в сторонку, дабы не мешать действу, Андрей корчился в истерике,смех у него такой интересный, если начнёт смеяться, потом уже неостановится и курить не надо.
Валечка убрав руку от стены, делаетодин шаг для разгона, вторым подпрыгивает, Шурик ловит, и тужась икряхтя поднимает её над головой!
- Браво! – орёт Андрей, я тоже невольно зааплодировал, хуяссе думаю.

Шурикже дико зыркал по сторонам, харя красная, вот-вот уронит, секунда и ихначинает кренить в сторону выхода, поймать я их уже не успевал, Андрейсидя тем более, когда там появилась кепка в форме, «всё, приплылиподумал я». В голове всплыл образ веника.
- Здравствуйте, капитанмили… - но договорить он не успел, Валькирия с отчаянным воплемприземлилась на вошедшего блюстителя порядка.

У Шурика на глаза выступили слёзы умиления.
-Мужики а вы верите в любовь с первого взгляда? Я да. – С этими словамион принялся отшкрябывать свою пассию от только что вошедшего субъекта.
-Валентина Григорьевна?!?!? – это товарищ капитан очухался и потрясённыйсмотрел на нашу Валечку, - Что здесь происходит? Я как ваш муж сообщаю,что дома у нас будет очень серьёзный разговор!
- А я с позициижены очень расслаблено посылаю вас Алексей Аркадьевич нахуй! Казёл! -сказала Валя и спряталась за Шурика, который всем видом, показывал, чтоэто моё.
- Ах вот так? – капитан потянулся к рации, и собирался былочто-то сказать, но она была благополучно выбита из рук влетевшим Жорой.
Наряд у него так и не изменился, всё в той же пачке и рейтузах,
-Мужики, нужно уходить, они тут сатанисты, сектанты, там страшные вещипроисходят. О, милиция, очень вовремя, меня хотят убить, за мнойгонятся! – сказал Жора и тоже спрятался за Шуриком.
Вот мне до сихпор не верят, а я слышал, я определённо слышал, как в головемилиционера, что-то шевелилось и кряхтело. Он абсолютно охреневшимвзглядом рассматривал нас. Увидел нашу поляну и громко проглотил слюну,мне его даже жалко стало, я понял как ему сейчас надо и хочется.
-О, вот эти двое, - заорал Жора, тыча пальцем в проход, там стоялиебланы которые плясали с саблями, только оружие они поменяли, теперь вруках они держали бейсбольные биты.

- Так, все стоят и не двигаются, - капитан подобрал свою рацию.

Черездвадцать минут нас уже вывозили, поразительно, но спорить могу, то какнас усаживали и увозили, было зрителям гораздо интересней, чем самопредставление.
К утру все благополучно вернулись домой, Андрей дажевышел на работу на следующий день, закалка хули. Шурик предпочитает невспоминать про Валечку. Ну а Жора ебандей таки женился на своейбалерине, но на балет мы больше ни ногой! Уж лучше в баньку.

© Chiko


Голосов пока нет
Шома 25.12.2007

Жорно, спасибо!