Мориарти

21 мая, 2007 - 18:13 — Боб

Ногостям Мушенбреку и Кюнеусу такое объяснение показалось неубедительным,поэтому они тихонько своровали банку у профессора Мориарти, уехали вгород Лейден и стали выдавать ее за свое изобретение. А названиеобъясняли именем города и все им верили. Так хитрые голландцы сталиизобретателями электричества, но сумасшедшего ученого, профессораМориарти, это ничуть не расстроило -- он к тому времени уже придумалвибратор Герца.
*********

Хэмингуэясумасшедший ученый, профессор Мориарти не любил. Но уважал. Захитрость. Правильно, попрутся ученые, художники да писатели всей толпойтест по русскому языку сдавать, бьются, бьются, никак больше стадвенадцати баллов набрать не могут. Они уже и консилиум устраивают ишпаргалки в рукав прячут и Розенталю на обновленный учебник с болеечеловеческими правилами скидываются-- нет, никак, хоть ты тресни, хотьвесь мир перевернись. А Хэмингуэй придет, десяток предложений по дваслова на штуку наваляет, там точечку воткнет, здесь вопросительный знакв середине страницы поставит, там запятую, на весь текст одну, в началеабзаца, и хоп! -- самый грамотный. Все шумят, сердятся, а куда деваться-- числа-то вот они. Так вот Хэмингуэй в знаменитые писатели и выбился.
**********

Какни странно, но писателя Набокова сумасшедший ученый, профессор Мориартине только не не любил, но напротив, ненавидел лютой ненавистью. И ведьбыло за что. Набоков написал на сумасшедшего ученого, профессораМориарти злобный пасквиль. Пасквиль назывался "Лолита" и через это имелбольшой успех в США, Франции, России и особенно Японии, гдедисциплинированные японцы даже придумали для него специальное слово"лоликон" и организовали секту поклонников-лоликонианцев. В пасквилеНабоков рассказывал о некоем рафинированном европейце ученом,страдающим болезненной страстью к особо обученным девочкам-нимфеткам. Ихотя критики утверждали, что речь в книге идет о проблеме эгоизма,разрушающего любовь, а главного героя звали вовсе не Мориарти, анаоборот, Гумберт-Гумберт, сумасшедшего ученого, профессора Мориартибыло не так-то легко обмануть. "Рафинированный ученый европеец, -скрежетал он зубами, - Ну разумеется это про меня. Девочки-нимфетки...Хм. Не то, чтобы меня интересовали какие-то там нимфетки, но уверен,что если бы я страдал по ним страстью, она была бы невероятноболезненная. Вот ведь вероломный русский, нет, ну каков подлец!"

Однаждысумасшедшего ученого профессора Мориарти пригласили на прием кшвейцарскому послу. Среди приглашенных значился и писатель Набоков.Узнав об этом, сумасшедший ученый Мориарти очень обрадовался, какследует причесался и проверил, свежий ли в перстне яд. На приеме онловко пролаврировал к толпе гостей, что собралась возле Набокова и сталуже примериваться к коктейльному бокалу писателя, когда услышалбеспечное щебетание жены посла.
- Ах, Вольдемар, - заливалась она, -И как вы только не побоялись написать книгу об этом. Ведь всемизвестно, что у вас в СССР этого нет.
- Дура, - вежливо отвечалписатель Набоков, - Всем известно, что в СССР вообще нихрена нет, а яуже десять лет как гражданин США.
Услышав это сумасшедший ученыйпрофессор Мориарти пришел в страшное возбуждение. Такой поворот делавсе менял, ведь ясно, что когда книгу о сексе пишет не русский, аамериканец, у него выходит всего-лишь книга о сексе и ничего больше. Нарадостях, сумасшедший ученый профессор Мориарти немедленно пересталлюто ненавидеть писателя Набокова, а стал его просто-напросто не любитьи даже подлил ему в бокал не полную дозу яда, как намеревалсяизначально, а только половину. От этого с писателем Набоковымприключилась синестетика и он стал различать буквы по цветам, запахам извукам, а потом и вовсе перевел "Евгения Онегина" на английский язык.

"Аи хорошо, - умиротворенно думал на это сумасшедший ученый профессорМориарти, - А и ладно. Пусть забавляется, бедолага, надо же и емучто-нибудь заместо загадочной русской души." Тут надо сказать, чтосумасшедший ученый профессор Мориарти всегда становился покладист, мили добродушен, когда удачно сливал яд.
************

Фермаочень любил хвастаться своей теоремой. Как придет к кому в гости илитам на вечеринку какую-нибудь, так сразу давай рассказывать, как онздорово выдумал, что для любого целого эн больше двух, уравнение an +bn = cn не имеет положительных целых решений ни для a, ни для b, нидля, что ты будешь делать, c. А попросят доказать, так он сразуначинает отнекиваться, что мол и рад бы, да вот тетрадь с собой незахватил, а у книг на полях места на это никак не хватает. И"Арифметикой" Диофанта в подтверждение тычет.

Однажды он такдостал сумасшедшего ученого, профессора Мориарти, что тот решил Фермаотомстить. Приходит Пьер домой, проверяет автоответчик, а ему сообщениеот профессора Мориарти, что тот доказал его хваленую теорему, но вот наавтоответчике запись длиной только шестьдесят секунд, так что никак неуложиться. Нахмурился Ферма, пошел почту читать, а там письмо отсумасшедшего ученого, профессора Мориарти, и опять с рассказами отеореме и припиской, что уж больно у Ферма ящик маленький, аттачмент сдоказательством не лезет. Закрыл Ферма почту, пошел ЖЖ читать и что же?Первый пост в ленте и опять от Мориарти -- снова о теореме. Профессорсетует на ограничение длины поста в ЖЖ. Плюнул Ферма, выключилкомпьютер, пошел телевизор смотреть, а там новости идут и дикторрассказывает, что они ведут передачу из дома сумасшедшего ученого,профессора Мориарти, который сегодня доказал весьма известную теоремугосподина Барак, но только доказательство в формат новостей никак неумещается, поэтому извините. Закричал Ферма страшным голосом, кинул втелевизор пультом и ушел спать. Но ровно в час ночи разбудил егосотовый, пришла смс'ка от Мориарти, что доказательство теперь делосовсем надежное и буквально у него в кармане, но вот размер смс...

Послеэтого Ферма стал совсем скромный, больше никогда не хвастал своейтеоремой и даже когда публиковал доказательство ограничился толькослучаем эн равного четырем. Чтобы и другим людям тоже чего-нибудьосталось.

(с) Uesuqi Eiri


Голосов пока нет