Чтиво, очень много букв.

17 ноября, 2006 - 11:39 — анатом

-Лерр, миленький, я же на работе! Как освобожусь – приеду! Ну что ты как маленький?
Но я не унимался.
-Инга, я не маленький! – Я сделал серьезный голос. – И вообще, по тебе муж тут умирает, а ты? Где ты еще такое увидишь?!
-Лерр, возьми себя в руки! – Преувеличенно строгим голосом произнесла Инга, после чего хихикнула. – Ну миленький мой, через три часа я уже дома буду!
-Я люблю тебя, Ингушка…
-Солнышко, хороший мой, да что с тобой?!
-Люблю просто, вот и все! Что, не имею права? – наигранно возмутился я.
-Все, родной, целую тебя! Мой босс уже косится на меня! Скоро приеду! Куда сходим? Может, в «Теренс»?
Я подумал. Мы давно собирались сходить в маленький ресторанчик, один из самых модных в городе, но я передумал. Давно хотел сделать ей приятное…
-Инга, а как ты смотришь на то, чтобы встретиться в романтической обстановке?
-Это как? – изумилась моя жена.
-Не скажу дальше! После работы приезжай в гостиницу «Санта».
-А это еще зачем?
-Мы там посидим! Там ресторанчик еще круче!
Она засмеялась:
-Откуда такие сведения, а? Ты вроде не замечен в хождениях по ресторанам? Ладно, молчу!
-Так, значит после работы ты едешь к «Санте», договорились?
-Договорились! – Она вздохнула…
-Зайдешь в их ресторанчик, скажи швейцару на входе, что ты от меня – он все дальше сделает, как нужно!
-Боже мой, Лерр! Что еще за игры в Джеймса Бонда?- возмутилась Инга.
-Ну солнышко! – взмолился я. – Хоть раз ты можешь быть послушной? Тебе разве не интересно?
-Лерр… - Она вздохнула и рассмеялась. – Ты неисправим! Ладно, в семь я буду там!
-Договорились! Целую тебя, Инга…
-И я тебя!

Конечно же, волновался, как школьник. Мы были женаты всего полгода, и я был счастлив, как никогда.
Мы с Ингой познакомились в институте, лет пять назад. Какая-то вечеринка, кураж, танцы до изнеможения…Студенты народ веселый, что уж тут говорить, половина народа были незнакомы, но веселья это не портило. Я что-то пел под гитару, шутил, руководил скромным застольем. И все было великолепно…
Вышел утром на балкон, а там сидела Инга, кутаясь в тоненькое одеяло. Я бесцеремонно присел рядом, вытащил сигарету:
-Привет! Что скучаем?
Она подняла большие глаза и улыбнулась:
-И не правда, не скучаем! Рассвет встречаю!
Я замолк, и уставился на дома, окутанные легким утренним туманом. Утро как утро, рассвет как рассвет, чего его встречать?
А она словно прочитала мои мысли:
-Нет, каждый рассвет неповторим по-своему! Каждое утро встречаешь, словно заново родился…
Я удивленно уставился на нее:
-А ты романтик, оказывается! Меня Валера зовут, кстати!
-Валера? Извини, никогда не нравилось это имя. А можно я тебя сокращенно буду звать?
Я смутился…
-А что, можно как-то сократить мое имя?!
-Ну…да. Например…Лерр! Как тебе?
Я мысленно покатал новое имя на языке. А что, неплохо.
-Пойдет! Мне нравится!
-А меня Инга зовут. Очень приятно! – Она высвободила из-под одеяла руку и протянула мне.
Я несмело пожал тонкую девичью ладошку. Теплую и нежную…

Совсем некстати пошел дождь…
Она приехала без пяти семь. Вышла из такси, оглянулась, пожала плечами и пошла к входу «Санты», прикрываясь сумочкой от дождя
Я стоял неподалеку, под навесом, наблюдая, как она подошла к швейцару. Тот слегка поклонился и услужливо приоткрыл дверь.
Я стоял, пытаясь прочитать по ее губам, что она говорила швейцару. Хотя, мне просто нравилось наблюдать за тем, как она говорит, ходит, ее жесты я знал наизусть.
Инга вошла, приветливо улыбнувшись швейцару. Я наблюдал через огромное окно ресторана, как она прошла к заказанному столику, к которому ей указал официант. Присела, открыла сумочку, выудила телефон.
У меня завибрировал сотовый в кармане…
-Алло!
-Лерр, а ты где?
-Солнышко, я скоро подойду! – улыбнулся я, разглядывая ее недоумевающее лицо. – А ты пока закажи что-нибудь выпить, ладно?
Она вздохнула:
-Лерр, ты как маленький! Приходи скорее уже!
-Бегу, родная моя, уже бегу!
Я щелкнул крышкой телефона, и пошел к цветочному ларьку, который стоял неподалеку от входа.
Продавец, пожилой мужчина, с лицом, будто высеченным из камня, молча мне улыбнулся. И что-то было странно знакомое в его лице, в его сединах, в его движениях… И какая-то боль, навсегда поселившаяся в его глазах.
-Здравствуйте! Почем цветочки у вас? – Я так же ему приветливо улыбнулся.
-Смотря какие! – откликнулся он. У него был странный акцент, напоминающий почему-то испанский…
-Ну…хотя бы эти! – ткнул я пальцем в шикарные белые розы.
-А можно спросить, молодой человек?
Я растерялся:
-Конечно!
Мужчина пристально смотрел на меня, потом помотал головой, словно отгоняя какие-то видения. Потом спросил:
-Вы кому хотите подарить эти цветы?
Я растерялся окончательно:
-Как кому?! Своей жене, конечно! А что такое?
Мужчина снова уставился на меня. Я стал подумывать, что он сумасшедший, когда вдруг он неожиданно произнес:
-Не дарите ей такие розы сегодня…
-Что?!
-Не дарите ей такие розы сегодня! – упрямо повторил мужчина.
Я растерянно смотрел на него, потом спросил, неожиданно для самого себя:
-А что тогда подарить?
-Это! – Он сунул мне в руку цветок ириса.
-Вы с ума сошли! Почему именно ирис?!
Он глухо проговорил:
-Ирис – это выражение веры и надежды, защиты от несчастий.
Я прищурился, примериваясь, как я его ударю, если вдруг он на меня бросится. Странный какой-то продавец, честное слово!
Я нервно оглянулся на «Санту», где меня ждала Инга.
-Возьми его! – снова глухо сказал мужчина. – Бесплатно возьми!
Но меня уже понесло:
-А вот не хочу! У меня сегодня вечер с моей женой, и я не хочу его портить, понял?
Продавец как-то вдруг сгорбился, и тихо спросил:
-Что желаете, молодой человек? – От его настойчивости не осталось и следа…
-А назло вам! Хочу вот этот букет! – Я снова ткнул пальцем, на этот раз указав на букет бордовых, почти черных роз.
-Хорошо! – Он ловко вытащил букет, и начал заворачивать в прозрачную обертку.
-Может, вы мне еще скажете, что эти розы не обозначают глубокую любовь к женщине? – спросил я его с издевкой.
Он вздрогнул, и покачал головой:
-Нет.
-А что тогда?
-Траур и печаль…
-Чего?! Не морочь мне голову, мужик! Сколько с меня? – Я вытащил бумажник, отсчитал названную сумму, и швырнул ему на прилавок. – Дурак ты, мужик! Каждый знает, что розовые розы дарят девушке, алые – женщине, и бордовые – взрослой женщине, или любимой жене, которой хочешь показать, насколько глубока твоя любовь, понял?
-Как же люди ошибаются… - с горечью ответил продавец, сметая купюры в карман грязного фартука. – Будьте счастливы, молодой человек!
Я схватил завернутый букет, и, не оборачиваясь, пошел к ресторану. Чокнутый, блин! Придумал же, траур, печаль…

-Привет, малыш! – Я уселся за столик, и протянул ей розы.
-Ой, какая прелесть! – восхитилась Инга. – Спасибо, родной!
Она достала из сумочки сигарету и прикурила. Потом улыбнулась мне:
-Ну, расскажи мне, что за особенный вечер сегодня?
Я наигранно ахнул:
-Да ты что! Ты забыла?! Сегодня же полгода, как мы женаты!
Она недоуменно уставилась на меня, потом рассмеялась:
-Надо же! Ты что, каждый месяц теперь справлять будешь?
-Ага! – Я махнул официанту…

Музыкант махнул головой, когда я попросил его исполнить песню.
Я спустился с эстрады, и протянул Инге руку:
-Потанцуем?
Она протянула руку, встала и прижалась ко мне.
-А эту песню Валерий посвящает своей жене Инге! – провозгласили со сцены.
Я благодарственно улыбнулся музыкантам, и обнял Ингу покрепче.
А через минуту музыка прервалась, и пьяный противный голос произнес:
-А теперь Валера может пойти погулять!
Я застыл.
На сцене стоял здоровенный бугай, держась за микрофон, и пьяно щурился на нас.
-А мы хотим посвятить песню нашему брату, Саньку! Братан, сегодня все песни звучат только для тебя, с благодарностью от братвы! Давай, делай, музыкант!
Грянула «Мурка». Бугай благостно прикрыл глаза, и что-то завыл в микрофон. Шумная компания, сидевшая в конце зала, приветственно загалдела…
Меня затрясло. Инга, почувствовав мое состояние, повисла у меня на шее:
-Лерр, миленький, пожалуйста, не надо!
Я молча отдирал ее от себя, прорываясь к сцене.
-Лерр! Пожалуйста!
Я все так же ее руки от себя, и залез на сцену. Бугай изумленно открыл глаза и уставился на меня.
-Ты чего, фраер, не понял что ли? Я сказал – отдыхай! Или тебе…
Договорить он не успел.
Я вложил в удар всю злость за испорченный вечер. Бугай всхлипнул и рухнул к ногам испуганно застывшего музыканта. В зале повисла тишина.
Потом шум отодвигаемых стульев, и мне в лицо уперлось с десяток пистолетных стволов…
-Убрать пушки, уроды!!! – К нам подошел парень. По комплекции он не уступал обступившим меня ребяткам. Те неохотно убрали оружие, продолжая хмуро коситься на меня. Я оглянулся
Инга стояла посреди зала, прижав ладони к лицу, и не отрывала от меня взгляд.
-Ты не прав, братан! – процедил сквозь зубы подошедший парень. Потом он вздохнул и взглянул на лежащего, который медленно приходил в себя. – Вася, конечно, тоже не прав… Но у меня сегодня день рождения, а ты мне его портишь!
-Извини. – Я пожал плечами и спустился со сцены под пристальным взглядом парня. – Но у меня сегодня годовщина свадьбы, и ты мне тоже ее испортил.
Ребята зашевелились, но парень остановил их жестом, потом развернулся ко мне:
-Смотри сам, братан. Мне ты ничего не сделал плохого. Но вот Васёк не простит тебе позора.
-Да плевать на твоего Васю! – Я даже не обернулся.
Подхватил Ингу под руку и потащил к столику:
-Собирайся, малыш, мы уходим!
Она молча подхватила сумочку, букет роз, и так же молча пошла к выходу. Я бросил на стол несколько купюр, и двинулся следом.
На улице лил ливень. Где-то далеко грохотало, озаряя город вспышками молний…
-Инга…
Она молчала, шла к остановке, прикрывая голову букетом. Я поспешил за ней, схватил за руку и развернул к себе:
-Инга! Долго ты будешь дуться?
-Пусти, мне больно… - Она не кричала, просто сказала.
Я отпустил.
-Лерр…зачем? Все так чудесно было, а ты…
Я покачал головой:
-Инга, солнышко! Если промолчать, то каждая скотина сядет на голову! Я всего лишь отстоял свое право побыть со своей женой, и так, как хочу я!
-Лерр, миленький! Но ведь не всё выясняется кулаками! Можно было бы объяснить человеку…
-Это не человек, Инга, это сволочь! – перебил яростно я. – Он испортил вечер – почему я должен молчать?!
Она заплакала, и махнула рукой. Развернулась и пошла дальше, под навес какого-то супермаркета…
Я со злости ругнулся, и потянулся за сигаретой, но потом понял, что под дождем не покурить нормально. И двинулся следом за Ингой.
…Только под бетонным козырьком магазина я прикурил сигарету, протянул зажженную ей, потом снова прикурил себе. Мы молча сидели под навесом на скамейке перед входом, и я не хотел сейчас затевать ненужные никому споры…
Перед нами остановилась иномарка. Я даже сначала не обратил внимания, кто сидел за рулем, но, когда сообразил – было поздно.
Бугай, которого я вырубил в ресторане, вылетел из машины, махая пистолетом. И время растянулось…
Как в замедленном кино, Инга вскочила и встала передо мной. Я даже не успел понять, что это, когда увидел, как ее куртку разрывают выходные отверстия от пуль…
Я закричал, вскочил, и толкнул ее под колено, заставляя упасть на мои руки, бережно и быстро опустил на землю, а сам рванулся к бугаю…
Он все нажимал и нажимал на курок, с изумлением глядя на меня. Я не чувствовал ни чего, видя только его лицо…И ударил только один раз.
Здоровяк крякнул и нелепо сел на землю, удивленно посмотрел на меня, и, закатывая глаза, завалился на бок…
Кто-то истошно закричал.
Иномарка с визгом рванула с места. Видимо, за рулем был кто-то еще…
Инга лежала на земле с открытыми глазами. Я склонился над ней, еще не веря своим глазам. Шесть пулевых отверстий. И все в грудь…
Но она дышала.
-Инга…- тихо позвал я ее, взяв за руку. – Малыш, если ты умрешь, я умру следом, ты знаешь это?
Она молча перевела взгляд на меня. И изо рта тоненькой струйкой хлынула кровь на асфальт, перемешиваясь с грязными ручейками…
Я приподнял ее голову и аккуратно положил себе на колени.
-Лерр…ты меня и вправду любишь? – Неожиданный вопрос заставил меня вздрогнуть.
-Да, Ингушка…И я умру без тебя, моя родная.
-Тогда…не отпускай меня, Лерр…обещаешь?
-Обещаю…Инга, не уходи. Скоро кто-нибудь приедет. Ты поправишься, и мы поедем на море, помнишь, ты хотела на море, мы поедем на море, мы потом поедем к твоей бабушке, помнишь какие у нее за огородом грибы, а я тебя научу плавать, малыш, помнишь, ты хотела научиться плавать, Ингушка, вот уже едет «Скорая»…Инга…Инга, девочка моя…я не смогу без тебя…
Я знал, что она мне уже не ответит. Я просто говорил с ней, я боялся услышать тишину. Тишину без нее.
А потом началось какое-то мельтешение, лица, машины, кто-то теребил меня, кто-то в милицейской форме сочувственно похлопал по плечу, санитары из «Скорой помощи» топтались рядом, не решаясь потревожить…
А я…я не плакал. Она ведь не умерла, правда?
Инга…я не отпущу тебя, потому что я не могу без тебя. Ингушка, ты мне веришь? Я приду за тобой, Инга…
Я останусь с тобой, я тебе обещаю…
Санитары испуганно шарахнулись, когда я зарычал на них при попытке забрать ее у меня…

***

Дорога была страшно неудобной. Знаете, такая вот дорога, по небольшим камням, от которой устаешь даже больше, чем от ходьбы по песку.
Устал я, конечно, сильно. Третий день скитаться черт знает где, ища хоть одну живую душу. Да еще и есть хотелось. Тот ломоть хлеба, который мне дал Арресто, хватило на один день, воды, правда, попадалось много. Здесь в изобилии попадались ручейки, неизвестно откуда начинающиеся, и пропадающие тоже неизвестно куда. Мне даже стало интересно – в горной, безжизненной местности полно воды, а вот растительности никакой… Ну и жизни тоже.
А мне еще найти эту чертову Дверь надо.
Я споткнулся и остановился. Потому что увидел человека. Он шел по той же дороге, что и я. Только навстречу мне, оглядываясь по сторонам, каждый раз наклоняясь и щупая дорогу. Странный какой-то…
-Эй! – во всю глотку крикнул я. – Эй! Ты кто?
Человек остановился, испуганно озираясь, а потом увидел меня, и двинулся ко мне, тоже крича во все горло:
-Подожди меня! Слышишь, меня подожди!
-Да жду, жду…
Человек подбежал ко мне, и вдруг испуганно отпрянул:
-Ты!!!
Теперь уже отпрянул я. Передо мной стоял Саня. Тот самый, из ресторана, на дне рождения которого гуляла вся братва…
-Ты…ты что тут делаешь?! – ошарашено спросил я.
-А…ты что тут делаешь? И где это – тут? – вопросом на вопрос спросил он, снова оглядываясь по сторонам.
Я постоял, подумал и спросил:
-Тебя кажется Саня зовут? – Он утвердительно кивнул и протянул руку. – А меня Валера. Но чаще называют Лерр. У тебя есть курить, Сань?
Он протянул мне пачку сигарет, а потом прищурился:
-Валера….то есть Лерр. А что это за место?
Я пожал плечами, и затянулся сигаретой. Саня удивленно посмотрел на меня:
-Не понял! Ты здесь идешь как по тротуару, спокойненько так прогуливаешься – и не знаешь, что это за место?!
-Так, Саня, давай присядем, покурим, и я все расскажу тебе. Согласен? И давай без истерик, здесь это не поможет!
-Здесь! Где это – здесь?! – заорал он, хватая меня за шиворот.
-Руки убери! – спокойно сказал я.
Скорее всего, на него подействовало мое спокойствие. Он отпустил руки и сел на придорожный камень, закрыл голову руками и гулко проговорил:
-Черте что творится! Пил, гулял, никого не трогал, такой день офигенный был, в сауне с девочками отдыхал – и на тебе! Я попадаю в какую-то дыру. А мне попадается какой-то придурок.
Я присел рядом, молча докурил и выбросил фильтр в маленькую ямку, в метре от дороги. Тут же взметнулась пыль, и фильтр исчез, как будто его слизало…На мгновение показалась маленькая, безглазая зубастая голова, потом исчезла.
Саня ошарашено уставился на ямку, потом перевел взгляд на меня:
-Это…это что было?!
-Не знаю. – Я пожал плечами и вздохнул. – Опять какая-нибудь ерунда. Здесь полно таких. Я даже не знаю, как они называются.
-О, блин! У меня горячки нет? Вроде нет. Зато я в какой-то компьютерной игре оказался! – Саня горестно вздохнул. – Лерр, а ты мне можешь сказать – мы где? А то я сейчас застрелюсь!!! Или…или чокнусь окончательно!
-Нет, не получится. Самоубийством не получится здесь заняться. Не сможешь…

-Молодой человек… - Кто-то осторожно коснулся моей руки.
Я поднял голову. Передо мной стоял тот самый продавец цветов, с лицом, словно высеченным из камня.
-Что тебе надо?
-Молодой человек…Я хотел с вами поговорить! Я безумно сочувствую вашему горю.
-Спасибо. Иди, друг, оставь меня в покое, мне и так плохо… - Я отвернулся, нашаривая в кармане сигареты.
В приемном покое было тихо. Сестры тихо мелькали по коридору, не пытаясь со мной заводить разговор, или отослать меня домой. Я не собирался покидать место, где находилась Инга…
-Мне…Я…Простите мне мою настойчивость, но я хотел очень серьезно с вами поговорить!
-О чем?
-О вашей…жене.
Я вздрогнул. Еще один сочувствующий пришел? На сегодня мне было достаточно. Милиция, журналисты, врачи…Следователь долго чесал в голове, когда увидел труп здоровяка, и долго изумлялся, когда я ему сказал, что ударил его только один раз. Но сказал, что даже не начнет дело, потому что убийца убит, извините за тавтологию. А я лишь защищался, и пределы допустимой обороны не превысил…
-Она умерла. Не надо об этом говорить.
-Но вы же в это не верите?
Я медленно поднял глаза. Похоже, мужчина не шутил.
-Что ты хочешь сказать?
-Вы хотели ее вернуть, не так ли?
Сердце сжалось в какой-то неизбывной боли…
Я встал, и подошел в упор к нему:
-Мужик, если ты так шутишь – лучше беги сразу. Не надо так говорить. Если б я мог это сделать, я бы уже ее вернул! - Я не заметил, как сорвался на крик.
-Но вы ей пообещали, что не оставите ее. – Он не отвел взгляд. – Или не обещали?
Я растерянно молчал. Я обещал, но я же не знал, что можно сделать…Если бы все было так просто, то мы бы не теряли своих любимых.
-Ты ее хочешь вернуть? – уже в упор спросил продавец.
-Ты что, владеешь Вуду? Мне не нужна жена-зомби!
-Ты хочешь ее вернуть?
-Да! Черт побери – да!!
-Пойдем со мной.

Саня вздохнул и покачал головой.
-И что теперь? Ты должен пройти путь?
-Ага. Я обещал ей, что не оставлю ее, теперь мне назад дороги нет. Дай еще сигарету.
Саня достал пачку и сунул мне в руку. И прикурил сам.
-Лерр…Что-то я ничего не понимаю. А я что здесь забыл, ты мне можешь сказать?
-А не знаю! – улыбнулся я. – Скорее всего, тебе выпала судьба тоже пройти дорогу до конца.
-Что?! Какую, к черту, дорогу?! Я ведь не терял жену, чтоб пойти за ней в Никуда? – Он уставился на меня с удивлением.
-Саня, ты мне честно скажи – сколько ты человек убил?
Мой вопрос застал его врасплох. Он хмуро посмотрел на меня, потом вздохнул:
-Много, Лерр. Теперь мне никогда от этого дерьма не отмыться…
-Значит, твой путь выбран. И придется идти до конца. А перед тем, как ты здесь оказался – ты думал о том, что все неплохо бы было исправить? – Откуда я это знаю?!
Он с опаской покосился на меня:
-Ты что, колдун что ли? Вообще-то было. Знаешь, как удар по голове…Сижу, пью в одиночку, жена ушла, забрала все свое барахло и ушла, братва в своих делах погрязла, а на меня какая-то тоска нашла. Скольких застрелил, и все только для того, чтоб власть к рукам прибрать. Только сейчас понял, что можно бы было просто разобраться так, не аргументируя слова пистолетом… Поздно, Лерр, теперь не вернешь прошлое. Потом вдруг что-то ударило в груди…и я очнулся только здесь.
Я молчал.
-А если б можно – скажи, а теперь уже это надо? Я и друзей много потерял из-за этих разборок. И понял, что одинок, как никогда. И не смотри так на меня, Лерр…Думаешь, я совсем конченная сволочь, да? Кроме кровавых оргий в жизни ничего не видел? Ошибаешься, братан! У меня высшее юридическое образование, если тебе интересно!
-Серьезно?! – поразился я.
-А что ты думал? Что в криминальном мире сплошные неучи находятся?
-Да нет… - смутился я. – Просто как-то не укладывается в голове. Ты и юриспруденция…
-Ну и что? Бывает и хуже! – горько усмехнулся он. – Только мне не понятно – как я сюда попал. Вдруг вспышка – и все! Все исчезло! Смотрю – дорога. А потом и ты начал что-то там орать…
-Насколько я понял – тебе выпала дорога. Исправить все. И теперь ты здесь. Ты же искренне поверил в то, что ты мог бы все исправить. Вот, пожалуйста.
-Это так просто? Захотел – и попал на путь исправлений? Прошел испытания – и все, ты чист?! Лерр, иди нафиг! Такого не бывает!!
-Но ты же здесь?
-Черт…Здесь. Ну и как мне все исправить? Упасть на колени и возопить о прощении?
-А вот не знаю. А хочешь – пошли вместе?
-Куда?! И где мы?
-Не знаю. Но все называют это место Первый Круг. – Я взглянул на небо.
Вечерело…Я не знаю, как определять рассветы и закаты, их здесь не было. Но то, что наступал вечер, я ошибиться не мог.
-Первый Круг? Ада что ли?! – Саня затравленно оглянулся.
-Ага. Почти. Ты идешь?

Я курил, уже не помню какую сигарету за сегодня. И переваривал услышанное.
Продавец сидел напротив, и смотрел прямо в глаза, от чего становилось совсем тяжело…
-Решать тебе. Слишком сильно ты ее любишь. И поэтому не отпустил ее, а заставил своим обещанием уйти в другое место.
Я молчал.
-И не думай, что я чокнутый! Я сам многое прошел, и просто хочу помочь!
-Ты сказал, что ее можно вернуть? Как?
-Тебе просто надо забрать ее.
-Откуда?!
-Я же сказал, что ты не отпустил ее, так что она не там, где хотелось бы. Тебе придется пройти полные Семь Кругов.
-Чего?! Я тебя сейчас придушу!! Я пришел услышать что-то умное, а ты мне про какие-то семь кругов рассказываешь?! Скотина!!!
-Меня Арресто зовут. Очень приятно, Лерр!
Я замер.
-Откуда ты знаешь, как меня зовут? Меня так только жена называла!
-Я много чего знаю, Лерр…
Я немного поразмышлял, и снова присел на краешек дивана.
-А что это – семь кругов?
-Семь Кругов Ада. Слышал такое? – Арресто открыл шкафчик и вытащил оттуда бутылку коньяка, и расставил стаканы. Тихо хлопнула стеклянная крышка, и в стаканы полилась темно-янтарная жидкость…
-Так это же аллегория, фикция! Какой-то поэт написал об этом, а все подхватили. А никто никогда не видел этот самый ад.
-Вот поэт-то и видел. Потому и описал, поэтому это фактически первое упоминание. Только это не совсем ад, испытания разные. У тебя есть определение слова «ад»? И у меня нет. Но мы привыкли думать, что ад – это место, связанное с мучениями, не так ли? Только никто не видел это самое место. Но каждый, страдая от чего-то, считает, что происходящее с ним – самый что ни на есть кромешный ад. Но все-таки все не так, Круги - это… Попробую объяснить. Теперь люди убедились, что душа существует, так? А куда она попадает после смерти? – Он посмотрел на свет свой стакан, кивнул и отпил большой глоток.
-А черт его знает! – откровенно сказал я. – В какие-то пресловутые тоннели, из которых идет свет, ну, в рай там, или в ад. Если честно, мне все равно!
-Нет. Душа идет по своему пути. Понимаешь, мы же не знаем, сколько параллельных миров существует? Нет, не знаем. Поэтому и уходят души в разные миры после физической смерти. Причем каждая попадает в свой ад или рай. Кто что себе выбрал. Но есть еще две категории души. Первая – самоубийцы. Это отдельная история, и мы не будем ее рассматривать А вот вторая, это наша ситуация. Не отпущенные души…
-Это как? – Я медленно напивался коньяком. Но лишь для того, чтоб заглушить мысль, что я схожу с ума.
-Ты не смог смириться с мыслью, что она умерла. Она не смогла спокойно уйти своей дорогой, поэтому осталась неприкаянной. И есть способ вернуть ее – пройти все Круги, все испытания, доказать, что ты действительно не можешь жить безе нее!
-А это сложно?
-Все зависит от тебя, Лерр… - Арресто замолчал. – Я тоже когда-то так проходил путь. Но не смог пройти, а ты сможешь.
Он снова стал рассматривать свой стакан, потом осушил его одним большим глотком.
Я пытался собрать все мысли воедино. Не выходило…
-Думаешь – я смогу?
-Зависит от тебя. Каждый Круг – у каждого свой. Я не знаю, как будут выглядеть твои Круги, так же как не смогу описать свои пройденные. И у каждого свое испытание. Испытание Любви и Жизни. Ты готов?
-А…я…не знаю! – искренне сказал я. – Но я хочу вернуть Ингу…
-Так возвращай!

Саня шел и матерился. Он пришел в этот Круг в легких туфлях, а идти по такой дороге в них было очень тяжело.
Ландшафт вокруг не менялся никак. Длинная-длинная дорога тянулась вдоль скалистой гряды, извивающейся гигантской змеей. По прежнему попадались ручейки. Небо, фиолетово-красное не меняло цвет, даже когда я понял, что глубокая ночь. И тишина, прерываемая матами Сани.
-Лерр! А куда мы должны выйти? И сколько топать?
-Без понятия, Саня. – Я остановился и подождал его. – Понимаешь, между Кругами есть Двери, которые открываются в следующий путь. Но их надо отыскать, а где они находятся и как выглядят - я не имею понятия. Может, ты свои двери найдешь, может, мы их вместе найдем, и твои и мои. А может, ты здесь, чтоб мне помочь – я не знаю, Саня. В этом мире все так запутано и расплывчато, что я сам растерян…
-Охотно верю! – буркнул Саня. – А это что?
-Где?
-Вон там, видишь? – Он указал рукой.
Я прищурился. Город. Далекий, теряющийся в дымке, но несомненно город.
Мы переглянулись.
-Интересно, а это в план экскурсии входило? – саркастически спросил Саня, доставая сигареты.
-Не знаю. Но проверить всегда можно. Идем?
Саня пожал плечами, и молча двинулся за мной…

Город мне напомнил старые фильмы про Среднюю Азию. Запыленные улочки, глинобитные дома, крыши, сплетенные из соломы… И тишина. Ни звука, ни шороха, кроме легкого дуновения ветра, шуршащего соломой.
Город относительно небольшой, впрочем, и городом его назвать было сложно. Но, после нескольких дней пути, да по безлюдной местности, он показался просто большим.
-Эй! Есть кто живой здесь? – крикнул Саня, озираясь по сторонам.
-Есть, не кричи!
Голос, хрипловатый и густой, раздался откуда-то сбоку, заставляя подпрыгнуть от неожиданности. Что-то зашуршало, и в ближайшем доме, скрипнув, отворилась кособокая дверь.
Появился мужчина. Лет шестидесяти, но назвать стариком язык не поворачивался. Крепкий, без седых волос. И с бегающими хитрыми глазками…
Мы переглянулись.
-Здорово, батя! – Саня опомнился первым и протянул руку мужчине.- А чего у вас тишина такая? Как на поминках прямо!
-Типун тебе на язык, дурак! – Мужчина нас разглядывал с неприкрытой неприязнью. – Вы кто такие? Заблудились? Или как?
-Или как, батя, или как! – Саня балагурил, но, как я успел заметить, глаза у него тоже оставались цепкие и холодные. – Слушай, тут такое дело…
Он подхватил мужичка под руку и поволок его вовнутрь дома. Показался через минуту, и махнул мне рукой:
-Все, Лерр, пошли! Едой и крышей обеспечены!
Меня всегда удивляли люди, которые свободно и в считанные минуты становились «своими»…
Изнутри дом поразил. Разительный контраст между наружним и внутренним видом дома был настолько разным, что я встал, как вкопанный.
Стены отделаны камнем, нежно-желтым, переливающимся искорками света. Пол был выложен тоже камнем, но уже каким-то черным, с оранжевой мозаикой в центре комнаты, изображающей розу. И на стенах – картины! Самые настоящие!
Я осторожно присел на краешек предложенного мне стула, и вертел головой, разглядывая картины…
Хозяин вышел из другой комнаты, неся в руках бутылку и корзину с фруктами.
-Сейчас выпьем за встречу, чужестранцы! – провозгласил он, доставая бокалы из шкафчика на стене. – А пока моя дочь приготовит нам поесть, если вы не возражаете.
-Да какие могут быть возражения? Правда, Лерр? – Саня выразительно посмотрел на меня и подмигнул.
Я кивнул головой.
-Вот и хорошо! – Хозяин разливал густое красное вино по бокалам, потом подвинул каждому. – Ну, за встречу!
Я поднял бокал, понюхал. Вроде вино, без подвоха. Попробовал. Вкусное, с хорошей выдержкой.
-Батя, вот ты скажи мне… - Саня достал сигареты, протянул мне. – А почему во всем поселке – только ты один? Ах, да, еще и твоя дочь. Больше никого нет?
-Есть. – Хозяин вытащил маленькую трубку и тоже начал забивать ее табаком. – Просто каждый занят собой, и до гостей никому дела нет. А я откликнулся, потому что вы остановились у моего дома. – Он закурил, пуская кудрявые облачка дыма в потолок.
-А если б мы не крикнули – ты бы не впустил? – уточнил я, прихлебывая вино.
-Нет, конечно.
-А почему?
-А зачем? – резонно ответил хозяин. – Пришли незнакомые люди, я вас не знаю, вы меня – почему я должен вас впускать?
-Логично! – отметил Саня. – А мы гости хорошие, много не едим, не шумим. Нам бы немного передохнуть – и мы уйдем. Так можно?
-Посмотрим. – Хозяин загадочно смотрел куда-то в сторону. – Эй, дочь! Поживее там! Гости хотят поесть!
-Иду! – раздался звонкий голос.
Я замер.
Из дверей, держа на руках большой поднос, вышла…Инга.
И сердце захлебнулось от боли, от какой-то смертельной тоски…
Саня недоуменно уставился на меня, потом перевел взгляд на девушку. Та, улыбаясь, поставила поднос с дымящимся мясом на стол. Потом, вытащила из фартука вилки и ножи, и положила перед каждым.
-Одну минутку, я сейчас принесу тарелки! – Она исчезла в проеме двери.
Я судорожно вздохнул. Она жива! Только жива здесь…Если она здесь, то путь пройден?! Нет…Не может быть!
Девушка вынырнула, снова неся на руках поднос, на котором были расставлены тарелки и маленькие чашечки, в которых темнел густой соус. Быстро расставила тарелки и присела на краешек стула:
-Угощайтесь, гости дорогие!
Я не сводил с нее глаз. Хозяин и Сашка с меня.
Девушка робко улыбнулась, и удивленно посмотрела на меня:
-Что-то не так?
Я заморгал, и отвел глаза:
-Нет, все хорошо, Инга…
Девушка замерла на полпути к блюду, медленно подняла глаза:
-Откуда вы знаете, как меня зовут?
-Догадался! – Я улыбнулся, и, пытаясь унять дрожь в руках, отрезал себе внушительный кусок мяса. – Давайте есть!

Саня долго ворочался на неудобном матрасе, потом сел, почесывая в голове. Покосился на меня:
-Лерр, ты спишь?
-Да нет. А ты чего не спишь? – Я бездумно смотрел в потолок.
-Ты мне скажи, вот чего ты смотрел на Ингу волком? И не говори, что она похожа на твою жену!
-Это она.
-Чего?! – Саня присел передо мной на корточки. – Чего пургу гонишь?! Твоя жена умерла! Не так разве? Я допускаю мысль, что она, возможно, ушла в параллельный мир, но чтобы это была точно она – это ты, братан, погорячился!
-А я тебе говорю – это она! – Я приподнялся и облокотился на локоть. – Ах, да, ты же не видел ее в ресторане. Но я говорю – это она. Как она говорит, ходит, двигается – я знаю каждый ее жест, понял?
-Нет, не понял! – Саня оглянулся на дверь, ведущую в другую комнату, и понизил голос. – Лерр, даже если допустить, что это она, то почему она не узнала тебя? Ты же говорил, что у вас сильная эмоциональная связь. Почему она не отреагировала?
-Может, еще не осознала?
Саня плюхнулся обратно на матрас:
-Ерунда! А я вот уверен, что это не она! Слушай! – протянул он, снова присаживаясь. – А может, это одно из испытаний?
Я долго смотрел на него, потом отвел глаза:
-Не знаю, Саня… Тогда что испытывать? Связь с ней? Или процесс узнавания?
-Да я тоже не знаю, Лерр, я только предположил. Ладно, утро вечера мудренее. Спи!

…Утро. Не утро. Не знаю. Такое же небо, без солнца, но все равно светло.
Я стоял на ступеньке и рассматривал город. Как ни странно, но появились люди. Мимо меня проходили прохожие, косясь, кто с недоумением, кто со злостью, кто просто с любопытством. Я улыбнулся женщине, несущей на голове корзину с какими-то фруктами. Она тащила за руку упирающуюся маленькую девочку, которая вытаращила на меня глаза, и показала язык. Я тоже показал. И снова улыбнулся.
-Лерр! Ты чего так рано? – Саня выскочил на ступеньки. – Пошли, хозяин зовет для разговора!
Я последний раз взглянул на город и зашел.
Хозяин сидел за столом, перед ним снова стояла бутылка вина. Его дочь стояла за ним, опустив глаза.
-Присаживайтесь! – Повелительный жест в сторону стульев, которые хозяин поставил напротив себя.
Мы сели, выжидательно смотря ему в глаза…
-Так вот… - Хозяин достал трубку, закурил. - …я предоставил вам жилье, а вы что творите?
-Чего? – приподнялся Саня. – Батя, обоснуй слова!
-Сядь!! – рявкнул мужчина, и хлопнул рукой по столу. – Я тебе обосную быстро, глазом моргнуть не успеешь!
Я вздохнул, и сказал, как можно спокойней:
-Хозяин, мы ценим ваше гостеприимство, но совсем не понимаем, в чем мы провинились перед вами?
-Вот так! – Хозяин успокоено мотнул головой. – Мы люди спокойные, но вот нарушение закона караем по всей строгости! Вы вчера нарушили закон!
-Какой? – подобрался Саня. – Поподробнее, пожалуйста, а то я что-то упустил, кажется.
-Папа! – робко попыталась вмешаться Инга. – Они же не знали…
-Замолчи!!! Значит так, пришлые люди, вы нарушили закон. Вчера, за едой, вот этот человек… - Его палец обвиняющее уткнулся мне в лицо. - …позволил себе вольность! Он откровенно разглядывал мою невинную дочь! Это карается смертью!!
-Минуточку, минуточку! – Саня вскочил и приблизился к мужчине. – Но мы ведь пришлые – как мы могли знать все ваши законы?!
-Незнание закона не освобождает от ответственности! – отрезал мужчина. – А поэтому скоро придет городская стража, и вы пойдете под арест! Не вздумайте сбежать – найдут сразу. Все, я все сказал!
Он поднялся со стула, ухватил за руку Ингу, и направился к двери.
И тут же раздался стук в дверь. Но дожидаться, пока откроют, снаружи не стали, и просто открыли дверь ударом ноги. Ввалилось человек пять, в странных кожаных латах, и в маленьких шлемах.
-Где чужаки, хозяин? – крикнул один из них, невысокий бородач, держа руку на рукояти внушительного меча.
Остальные четверо незамедлительно направили на нас с Саней арбалеты.
-Да вот они, господин страж, прямо перед вами! – Вынырнувший хозяин указывал на нас пальцем. - Они нарушили закон!
Бородач презрительно смерил нас взглядом и сплюнул себе под ноги. Потом махнул рукой:
-Взять их!
Двоих Саня уложил на месте, а мне не повезло. Я не ожидал нападения от хозяина, и поэтому совершенно неожиданно свет померк, когда мой затылок отозвался глухой болью. Падая, я успел заметить, что Саню тоже сбили на пол, и стали остервенело избивать ногами. Потом я ничего помнил…

Мне на лицо лилась холодная вода. Я попытался увернуться, но она все равно лилась на лицо, стекая по шее за воротник, заливала уши…
Я перевернулся на бок и открыл глаза. И увидел Сашку, сидящего на обрубке бревна, со связанными сзади руками. Он улыбнулся мне разбитыми до черноты губами:
-Ну, очухался? Как ты?
Я попытался сесть, насколько позволяли мне тоже связанные руки. Попробовал пошевелить ими, но не вышло.
-Да нормально. Где мы? Ты сам как?
Кто-то сзади ударил меня в спину и прошипел:
-Разговоры запрещены, чужак!
Я обернулся. Позади меня стоял один из стражей, с ведром, и не спускал с меня ненавидящих глаз. Я ничего ему не ответил, и снова посмотрел на Саню.
-Я? Да нормально! – Он мотнул головой. – Только вот почки немного отбили…
-Черт! – Я снова обернулся к стражу. – Эй! Лекаря можно позвать?
-Нет! – покачал тот головой. – Вам – нельзя!
-А если он умрет до суда? – ехидно поинтересовался я.
-А суд будет через пять минут! – так же ехидно ответил страж, бросил ведро и вышел.
-Да ладно тебе, Лерр! – заметил Саня. – После нашего ОМОНа – это цветочки, так что расслабься!
Я замолчал.
Интересно… Что нас ждет? И за что нас казнят? Я ничего не понимал, пытаясь думать спокойно.
Неужели нас так и казнят, неизвестно за что? Это и есть испытание? Я все больше убеждался, что где-то ошибся…
Стражи ворвались, и довольно бесцеремонно подхватили нас, поволокли на улицу, подгоняя пинками. Я споткнулся, но не упал, поддерживаемый сильными руками.
Мы очутились на небольшой площади, окруженной домами, на которой бурлила жизнь. О нашей поимке уже было объявлено, раз уже здесь собралось столько народу…
-Именем Высшей власти, я объявляю суд открытым! – громогласно объявил сухой, высокий мужчина в красном камзоле, и поднялся на высокий постамент.
Я увидел среди пришедших хозяина и его дочь. И остолбенел.
Нет, это была она. Все в порядке. Но в то же время, чем больше я продолжал смотреть на нее, тем больше убеждался, что я ошибся. Какое-то незаметное отличие от настоящей Инги, какой-то не ее жест… Я ошибся!
Тем временем суд перечислял все наши преступления, включая сопротивление властям. Хозяин выступил позже, доказывая, что он пожалел нас и впустил в свой дом, а мы совратили погаными глазами его дочь…
Толпа безмолствовала.
-…и так как его подельник не пытался препятствовать этому, то он тоже виновен! – вывел меня из ступора голос обвинения. – Но! Подельник не пытался смотреть на дочь достопочтенного Адо, поэтому ограничится лишь легким наказанием, а именно – лишением конечности! Приговор привести в исполнение!
Я забился в веревках, пытаясь освободиться.
Саня повис на руках стражи, выкрикивая во все горло:
-Это несправедливо!!! Я требую адвоката!!! Я требую защиты!!! Суки!!!
Его не слушали. Подтащили к плахе. Развязали левую руку…
Я смотрел, не в силах отвести взгляд. И закрыл глаза, когда тяжелый топор со всего размаха опустился на левое запястье Сани.
Он не кричал. Только тихо выл, брошенный на землю, зажимающий окровавленный обрубок. Я молча смотрел, как он спешно разматывает шнурок с туфли и перетягивает руку выше раны…
Худой судья подошел ко мне, и заглянул в глаза:
-А ты думал, что это тебе развлечение? Давай будем решать с тобой вопрос.
Я не отвел глаза. Худой усмехнулся, пожевал губами и доверительно наклонился ко мне:
-А ты знаешь, что тебя могут не казнить? При одном условии?
-Каком?
-Ага, я смотрю, что тебе жить захотелось! – Он торжествующе улыбнулся. – Условие простое – ты принимаешь свою вину и женишься на дочери достопочтенного Адо.
Я посмотрел на Саню, который сидел белее снега, зажав культю. Посмотрел на Ингу, которая все больше становилась не похожа на мою Ингу и усмехнулся:
-А если я скажу, что не люблю ее? А без любви – какая жизнь?
-Лерр.. соглашайся! – Саня стоял на коленях и пытался подняться. – Лерр, это твой шанс, ты не понимаешь, да? Ты же жив останешься, Лерр!
-А зачем, Сань? Я не люблю ее!
-А! Значит, он ее не любит, а как осквернить – это он первый! – Из толпы протискивался Адо. – Господин судья, я требую справедливого наказания!!
Судья опять наклонился ко мне:
-Ну и чего ты упрямишься? Тебя ведь никто не ждет, верно? Иначе ты бы не стал путешествовать только с другом. Сидел бы с женушкой дома, развлекался…
-Я иду к ней.
-Что? К кому?!
-К своей жене.
Судья посуровел и почесал в голове:
-А куда ты за ней идешь? И зачем тебе идти куда-то, если ты женишься на дочери Адо, то тебе больше никуда идти не надо будет! Или ты все придумал?
Я вздохнул. Не хотел я врать…
-Она далеко, моя жена. Я иду за ней. Я обещал.
-Лерр…ох дурак…Леррр! Что ж ты делаешь?! – Саня умоляюще смотрел на меня.
Судья пожал плечами, сошел с помоста и развернулся к толпе:
-Уважаемые жители нашего славного города! Преступник, осквернивший дочь достопочтенного Адо отказался искупить вину! Тем самым он признал все обвинения правдивыми! Итог один – смерть!!!
Толпа зашумела, и задвигалась.
Меня сняли с помоста, и поволокли к сараю на краю площади, маленькой глиняной коробке, ютившейся между домами. Саня рычал, отпихивал людей, пробиваясь ко мне.
Меня втолкнули в сарай, и оставили перед лицом толпы. И я увидел, как из-под полы, из карманов люди начали доставать камни…
Саня встал между мной и толпой:
-Люди! Да что вы творите?! – прохрипел он, подняв правую руку. – Он же не знал!
-Саня, уйди! Так надо, Саня, уйди!!
Он медленно повернулся, потом покачал головой и подошел ко мне. Постоял немного и развернулся к толпе.
-А знаешь, Лерр… надоели они мне.
Первый камень ударил меня в плечо.
Саня получил удар по голове и молча упал.
Я лег рядом и взял его руку, крепко сжал.
И пол вдруг провалился…

-Лерр…
-Что?
-Ты меня любишь?
-Инга, ну что за глупые вопросы? Конечно, люблю!
Она порывисто прижалась ко мне, обхватив поперек тела, и тихо вздохнула…
-Что случилось, Инга?
-Не знаю… Вот какое-то ощущение глупое… Ну…Ну что ты…не сердись, а?
Я приподнялся на локте и посмотрел на нее:
-Так! Или ты говоришь, что там за дурацкие ощущения – или просто поругаемся!
-Ну Лерр, ну солнышко, не сердись! – Она обхватила меня еще крепче. И сказала, как в воду прыгнула… - Просто у меня дурацкое ощущение, что у тебя другая!
Я захохотал, и лег обратно:
-Инга…убила просто!
Потом снова приподнялся, развернул ее к себе, и сказал, глядя ей прямо в глаза:
-Запомни раз и навсегда! Если кто-то меня любит и ждет – я никогда, слышишь, никогда не буду с другой!
-Обещаешь?
-Да. А ты обещай не задавать больше глупых вопросов!
Она улыбнулась и смешно сморщила нос:
-Ой, какие мы взъерошенные! Иди ко мне…поцелуй меня, Лерр…и никогда не отпускай, ладно? И я тоже никогда не буду с другим, пока знаю, что ты меня любишь…
***

-Лерр…
-Что?
-А ты и вправду веришь, что она жива?
-Да.
-Везет же тебе! Я бы так не смог верить. Наверное…
-А ты пробовал?
-Нет.
-А надо было.
-Где мы, Лерр? Это тот же Круг?
-Не знаю. Посмотрим?
-Давай. Только дай мне руку, а то я ни черта не вижу.
Я протянул руку, нащупывая в темноте руку Сани. Он вцепился и тихо засмеялся:
-Живой! А я уже подумал, что у меня галлюцинации!
Я нащупал стену. Из камня. Не из глины, и это меня вдруг успокоило. Я продолжал идти вдоль нее, постоянно ощупывая. Странно…
И вдруг по глазам ударил свет, откуда-то сверху, прямо над моей головой. Я зажмурился и закрыл глаза рукой.
-Эй! Вот они! Парень, давай руку! – Кто-то тряс меня за плечо.
Не глядя протянул руку. Меня схватили, подтянули, и куда-то стали поднимать. Я слышал, как Саню тоже подхватили, как он вскрикнул…
-Все! Ребята, все в порядке!
Я открыл глаза, прищурился.
Мы стояли в окружении группы людей. Но не из Первого Круга, это точно. Там угадывалась какая-то средневековая цивилизация. А здесь явно царило будущее…
Молодой человек поднес к моему лицу странный прибор, и нажал на кнопку. Тихий щелчок и что-то негромко загудело.
-Не бойся! – улыбнулся парень. – Это всего лишь сканер. Я проверяю, нет ли у тебя каких-нибудь травм. Постой минутку тихо, ладно?
Я безропотно закрыл глаза.
-Ну все, можешь расслабиться!
Саню проверяли еще быстрее. Зашумели, когда увидели его окровавленный обрубок руки. Схватили, бережно подняли, поволокли в какую-то машину, подозрительно напоминающую флаер из фантастических фильмов.
А меня посадили в такую же, только другого цвета. Я откинулся на спинку и позволил себя пристегнуть…
Где мы?

-Помни! Ты не пытайся догадаться – прошел ты Круг или нет. Тогда ты зациклишься, и забудешь о цели путешествия.
-А как я узнаю, что это Дверь?
Арресто рассмеялся, и налил еще коньяку:
-А она сама тебя узнает! Знаешь, Дверь – она такая капризная дама, что ей лучше не указывать. Когда посчитает нужным, тогда и откроется, понял? Кстати, время прохождения испытания там неограниченно, понял? То есть, если там прошел год – здесь ничего не меняется. Странная штука, но пусть тебя это не волнует, ясно?
-Угу…Налей мне тоже! – подвинул я стакан поближе. – А как я узнаю, что я в другом Круге?
-А вот не знаю! Но догадаешься, поверь мне! Ну, ты готов?
-Да! Куда идти?
-Никуда. За тобой придут. А ты пока поспи!
-Не хочу!
-Надо! – серьезно произнес Арресто.
И я вдруг послушно уснул…

Дверь открылась легко. Я даже не понял еще ничего, как белый пластик легко отъехал в сторону. А я чуть было не толкнул ее рукой…
Саня лежал на кровати, чистый, умытый, побритый, глотал через трубочку какой-то коктейль, и пялился в голографический телевизор, вмонтированный прямо в спинку кровати.
-Лерр! Брат! Ты жив? – радостно заорал он. Вскочил с кровати и ринулся ко мне. – Как я тебя рад видеть! Хоть одно знакомое лицо в этой дыре!
Он тараторил без умолку. Я пытался вставить хоть слово, но потом махнул рукой. Я не узнавал его. Что-то он разговорчивый стал…
-Во, братан, зацени! – Он поднял левую руку. Ничего себе! – Представляешь, они мне протез поставили – от настоящего не отличить!
Впечатляло. Действительно, совсем как рука, двигается, шевелится, кожа – один в один! Я осторожно пощупал, и удивленно ойкнул.
-А то! Смотри какая у них медицина! Пока я спал спокойно – они мне и соорудили эту замену! Лерр, а ты чего такой убитый?
Я улыбнулся. Все-таки он мне нравился. Он совсем не был похож на того уголовного авторитета Саню, который мне встретился в ресторане.
-Саня, а ты хоть знаешь, сколько времени ты спал?
-Часа четыре… - неуверенно ответил он. – А что? Не четыре?
-Пять! – ответил я.
-Тьфу ты! Пять часов – это немного!
-Пять недель, Сань, недель.
-Сколько?!
Он медленно сел на кровать, а потом вскочил, и пихнул меня в плечо:
-Да врешь ты все, Лерр! Какие еще пять недель?!
Я подумал, что я зря его так напугал сразу.
-Саня…только послушай меня, ладно? Ты лежал в больнице пять недель. Честно! За это время медики думали, как вернуть тебе руку. И как только придумали – сразу вживили. Это я из новостей услышал. Поэтому и пришел сразу!
-Ничего себе!! Пять недель!! А я-то, дурак… - Он вдруг засмеялся.
Я присел на кровать, снял ботинки и подвернул ноги под себя, устроившись поудобней.
-Да уж… - Саня тоже взобрался на кровать. – Тогда расскажи мне все! Ты прошел испытание?
-Нет.
-Как это – нет? А чем ты занимался все это время?!
Видимо, мне придется долго рассказывать, от начала до конца…
-Да так… В принципе – ничем. Знаешь, что вообще произошло? Нет? Ладно… Короче говоря, уровень жизни здесь очень высокий – технологии, прирученный атом, медицина, и все такое прочее. Только очень низкая рождаемость. Поэтому стараются беречь людей, как только могут. Их спутник уловил движение в заброшенной шахте, что там находятся живые люди. Вот и рванула на поиски спасательная команда. Так нас и нашли.
-Низкая рождаемость? Из-за чего, интересно?
-Как мне объяснили – из-за генных мутаций. Люди стали вымирать. Почти не могли забеременеть женщины. Вот и стали умирать.
Саня хмыкнул, вытянул из плетеной корзинки на столе яблоко, и протянул мне:
-Интересно… А ты чем занимался?
-Сам понимаешь, нас спасли, значит - что?
-Что?
-Мы стали героями! Я не стал объяснять, как мы там очутились, все свалил на провал памяти, поэтому и отстали. Но новости гремели по всем каналам. А тебе, между прочим, пришло больше двадцати тысяч писем с пожеланиями здоровья!
-Сколько?! – перестал жевать Саня.
-Больше двадцати тысяч! – с улыбкой повторил я. – Я ж сказал, что здесь очень трепетно относятся к людям. Так тебе и писали люди, чтоб ты быстрее выздоравливал.
-Мне определенно здесь нравится! – воскликнул Саня, и вскочил с кровати.
-Мне вроде тоже. – Я вытащил еще одно яблоко и откусил. – Теперь бы знать, что впереди ждет…

Когда меня вселили в квартиру, первое время я страшно пугался всех технологических новинок, которыми была нашпигована квартира.
Ванна наполнялась по моему указанию, причем, если ты говорил, какая тебе вода нужна, теплая или горячая – выполнялась команда неукоснительно. Чайник выдавал по первому требованию чашку вкуснейшего чая, кухня начинала греметь посудой, как только я заикнулся, что я голоден.
А шкафы в спальне – это вообще кошмар! Как только я думал, что бы мне одеть, как шкаф мелодичным голосом начинал предлагать мне одежду. Мол, это вам подойдет сегодня, а это к сегодняшней погоде не очень подходит… Я чуть с ума не сошел, когда первый раз услышал голос из шкафа.
А потом начались рабочие будни.
Меня таскали на какие-то конференции, шоу, на телевидение, я отвечал на вопросы, что-то рассказывал, с кем-то фотографировался, порывался навестить Саню, но как-то все не получалось…
А потом меня начали мучить кошмары.
Когда я заикнулся об этом врачу, который осматривал меня каждое утро, он страшно перепугался. И пообещал помочь.
Помощь выразилась в том, что утром мне позвонили в квартиру, и любезно сообщили, что мне назначен психолог…
Через день снова раздался звонок, на этот раз дверной. Я поплелся к двери, даже не взглянув на экранчик домофона, открыл дверь, и, развернувшись, поплелся обратно. Пришедший молча пошел за мной.
Я поставил стул, и развернулся к пришедшему…пришедшей.
Инга… Да что ж такое?!
-Здравствуй, Лерр.
-Здраствуй, Ингушка… Это ты?
-Я, Лерр, я…
Я прижался к ней.
Ее волосы пахли чем-то незнакомым. Я просто забыл как пахнут ее волосы…
-Инга… я скучал!
-Я знаю, Лерр!
Она отошла от меня, осмотрела с ног до головы и улыбнулась:
-А ты хорошо выглядишь!
-Ты тоже! Иди ко мне, солнышко…
Она легко отстранилась, и села на кресло. Что-то легонько кольнуло в душе. Ладно, неважно, главное – она здесь.
-Лерр! Нам надо о многом поговорить, прежде всего - о твоем состоянии.
Я сел на подлокотник ее кресла, взял ее руку, и прижал к своей груди:
-Инга, я в порядке! Ты здесь, я тебя нашел, о каком состоянии еще может идти речь?
Она высвободила руку, и посмотрела на меня снизу:
-Лерр, вот видишь! Ты меня нашел, и теперь ты со мной! Ты разве не хочешь об этом поговорить?
Я удивленно уставился на нее:
-Стоп! А я разве говорил, что искал тебя?!
-Но ты же сказал своему врачу, какие кошмары тебя мучили? Рассказал обо мне? Меня отыскали, и спросили – знаю ли я тебя. И вот я здесь! Лерр, это я, я Инга! Та, которую ты любишь!
Я помолчал, подошел к окну. Красивый у них город. Да и понравилось мне здесь… Может быть, Инга и сама толком не помнит, что она тоже здесь – пришелец? Ладно, все равно я счастлив, что нашел ее.
-Ладно… Ингушка… я еще толком не осознал всего. Мне нужно время, чтоб привыкнуть ко всему.
-Милый мой, а я тебе на что? Я же и пришла для того, чтоб тебе помочь! Иди ко мне, мой хороший…

Саню выписали, и он пришел ко мне в гости.
Уже было глубоко за полночь, и Инга ушла спать, предварительно расстелив Сане кровать в соседней комнате.
Мы сидели на кухне, пили крепкий бренди и просто говорили ни о чем…
-Вот я тебе завидую, Лерр! Я бы так не смог! Пойти за ней на край света, найти неизвестно где… Давай за это выпьем!
-Давай! – согласился я.
-Вот скажи мне, ты счастлив? – Саня налил из высокой пузатой бутылки, и подвинул мне стакан.
-Честно? Не знаю.
-Это как?! – изумился он.
-А вот так. Понимаешь…такое ощущение, что она чего-то недоговаривает. Вроде все как обычно, но вот чего-то не хватает!
-А может, ты просто устал, а, Лерр?
-Наверное, Саня, наверное. Давай, наверное, спать ложиться…
Саня сонно моргнул и согласился:
-Да, ты прав! Все, Лерр, я пошел! Спокойной ночи, братан!
-И тебе!
Я потопал в спальню, разделся и юркнул под одеяло, услужливо отогнувшее мне угол.
Инга сонно засопела и потянулась ко мне.
Самое интересное, что мы уже почти неделю жили вместе, но я к ней ни разу так и не прикоснулся. Сдерживало что-то. Я выкручивался, ссылаясь на головную боль, на то, что после пережитой травмы у меня не все в порядке с потенцией… Она легко соглашалась, и отворачивалась на другой бок.
-Инга, ты спишь? – шепотом спросил я.
-Да уже нет. – Она потянулась и обняла меня.
-Ингушка, а можно спросить?
-Конечно!
-Кто ты?
Воцарилось молчание. Потом зажегся маленькая лампа, прикрученная к прикроватной тумбочке.
Инга смотрела на меня удивленными глазами, в которых читались растерянность…и страх. Да, страх.
-Не поняла, Лерр! Ты о чем?!
-Кто ты, Инга? Что ты тут делаешь?
-Лерр, да ты что! Я ведь твоя жена!
-Нет. Ты не моя жена. Я последний раз повторяю вопрос – кто ты? В противном случае я просто убью тебя, и мне за это ничего не будет.
Я ожидал какой угодно лжи, истерики, угроз, запугивания, но она только тихо натянула одеяло до шеи, и тихо сказала:
-Ты все равно не поверишь, Лерр.
-А ты убеди меня.
Она молчала, потом выпалила:
-Потому что ты знаменитость, Лерр.
-Не понял!
Инга встала, надела длинную рубашку, и села в кресло напротив кровати.
-Понимаешь… У нас очень тяжело родить ребенка. Для этого нужны крепкие, здоровые гены. А тут весь город узнал про вас, вы же здесь как герои. Когда вас привезли в больницу, положили на обследование…Ты помнишь что-нибудь?
-Да. Вроде. Я уснул.
-Так вот, ты спал двадцать часов. Наши медики провели полное обследование, включая гипноз, чтобы выявить, что у вас в памяти.
-Ничего себе! Так вы еще и у меня в памяти рылись!! И что, получилось? – съязвил я, закипая.
-Получилось. Выяснилось, что вы не из нашего города и не имеете генетических осложнений. Кроме, конечно, осложнения, которое обнаружили у твоего друга – он не может иметь детей.
Я промолчал.
-Но ты можешь! Кто я была до тебя? Скромная преподавательница психологии. А в процессе сканирования твоей памяти выяснилось, что ты постоянно думаешь о какой-то девушке, скорее всего о погибшей подруге или жене.
Я стиснул зубы, чтоб не закричать…
-Когда удалось выяснить, как выглядит эта девушка, а при нашей технологии, как ты понимаешь, это вполне возможно, было решено найти ее копию. В итоге нашли меня. У нас же берегут людей! Вот и подумали, чтоб облегчить твои страдания, надо найти замену девушке…
-Сволочи! Медвежья услуга, что там говорить…Я почти поверил тебе!
-Лерр, миленький! Назови это как хочешь – расчет, жажда славы, тщеславие, но только не выгоняй меня! Мне это очень надо!
-Так…ты…только по расчету со мной?! – Я окаменел…
-Назови это так, Лерр. Все равно я к тебе ничего не чувствую… Но мне очень надо, чтоб ты любил меня. Ласкал меня. Занимался со мной любовью. Я буду дурой, но я скажу – просто это очень классно - быть подругой героя!
-Дура. И останешься ей. – Я сидел, оглушенный и потерянный.
-Лерр, ну пойми ты! Я не знаю, откуда ты пришел. Но у нас это нормально! Ты же не будешь осуждать законы общества, пользующиеся этими законами сотни лет?
-Вон.
-Что?!
-Вон!!!
Она встала и молча вышла из комнаты.
-А я-то думал, почему моя жена никак мне сына не подарит! – раздался вдруг голос Сани.
Он вышел из тени, и уселся на кровать. Сочувствующе похлопал меня по руке:
-Да ладно, братан! Мне похуже, я не могу детей иметь. Вот за что мне это все? – грустно усмехнулся он. – Сначала не могу быть отцом, потом мне руку отрубают…
Инга появилась неожиданно.
Встала в проеме, нацелив на нас тяжелый пистолет. В том, что он настоящий, сомневаться не приходилось.
Саня напрягся.
-Инга, не шути! – Я старался говорить спокойно.
Она утерла глаза с потекшей тушью и вдруг крикнула:
-Ты мне жизнь сломал! Встать!!
Я медленно поднялся, стараясь унять дрожь.
-Отойди в угол!
Мы с Саней отошли в угол, где на всю стену было вмонтировано огромное зеркало.
-Скотина ты, Лерр, какая же ты скотина… - Она всхлипнула, но по тому, как твердо держала пистолет, можно было определить, что она на грани истерики… - Я бы могла тебя полюбить, но ты… почему ты ищешь ее? Она же умерла! А я могла бы заменить ее!
-Как? Если ты искала славы от обладания мной, как бы ты ее заменила?
-Может и заменила бы! Только ты все испортил… - Инга медленно подняла пистолет и прицелилась.
-Тебя же посадят. – Я смотрел, не отрываясь, в черный глазок ствола.
-А мне все равно. Все равно не выпадет больше шанс стать известной…
-Так она с тобой только лишь из-за известности?! – ошарашено спросил Саня.
-Ага! – Мне стало весело.
-Сдохни, Лерр!!!
Грохнул выстрел.
Я с изумлением смотрел на пулю, которая замерла перед моим лицом. И заметил, что Саня смотрит с не меньшим изумлением.
-Что это?! Лерр, я ничего не понимаю!!
-Я тоже, Сань.
Инга стояла там же, застыв как изваяние.
Саня повернулся к зеркалу. Тронул его рукой…и провалился внутрь.
Ага, вот и она, капризная дама по имени Дверь…
Я шагнул прямо в зеркало.
Холодно.
И пустота.

***
Я закинул рюкзачок за спину и улыбнулся Арресто:
-А все-таки ты колдун!
-Я и так колдун. – Он обошел меня и запихнул в рюкзак маленький узелок. – Это хлеб. Это пока все, что есть у меня. В дорогу надо идти сразу, не подготавливаясь и не прощаясь.
-Почему – не прощаясь?
-Примета такая – значит, что увидимся снова!
-Вот и говорю, что ты колдун, раз все приметы знаешь! – Я вздохнул и протянул руку. – Пожелай мне удачи!
-Удачи, Лерр! Да хранит тебя Бог в твоей Дороге! Иди!
Я шагнул за порог маленького дома.
Темно.
Я пошарил рукой, скорее по привычке, в поисках выключателя. Да потом сообразил, что здесь не может быть электричества. Дому минимум лет пятьсот…Так Арресто сказал.
Только я нащупал не выключатель. Я нащупал пустоту. Не знаю, как это объяснить.
Как будто во сне. Как будто что-то ищешь, что-то неосязаемое, но ты точно знаешь, что это именно то, что ты искал. Я искал эту пустоту, я жаждал с ней встречи. Я боялся ее, и я знал, что все зависит теперь от меня – будет она добра ко мне или нет…
А черт с ней! Не боюсь я ее. В конце концов, это всего лишь первая дверь.
Если только не соврал Арресто…

Россыпь колючего снега хлестко ударила по лицу. Я захлебнулся холодным воздухом, закашлялся…
Попытался укрыть лицо от ветра – а не вышло! Злой, острый как бритва, ледяной ветер заползал настойчиво под легкую курточку, заставляя инстинктивно сжиматься, пытаясь сохранить остатки тепла. Черт!
Оказалось, что я стою на коленях в огромной куче замерзшего снега. Твердого, покрытого тоненькой корочкой льда. Хотел встать, но не смог. И толкнулся вперед.
Корка хрустнула, и снег податливо подмялся. Я стянул рюкзачок из-за спины, положил перед собой. Осторожно развернулся и лег на него спиной. И тут же меня начало заметать снегом, забивая уши и глаза. Я плюнул на все, и просто свернулся клубком. Теперь можно и поспать. Лишь бы не обморозиться…

…Я думал, что я замерз. Слишком уж как-то было тепло. Протянул руку и дотронулся до ледяной корки, стеной стоявшей передо мной. Твердая, зараза…
Зато я не услышал воя ветра. И вообще стояла какая-то оглушающая тишина. Я улыбнулся, представив, что я в раю. Или, может, я просто наконец-то нормально выспался?
Поворочался немного, уминая снег под собой, примерился и ударил ногой в корку. Раздался хруст, и поползла трещина. Еще раз. И еще.
Нога провалилась в снег, и вышла наружу. Замечательно…
Минут через пять я высунул голову наружу. Огляделся. И застыл, пораженный красотой, которая окружила меня.
Я не знаю, где я был. Получается, что на вершине высоченной горы, а вернее, на вершине утеса, нависавшего над огромной долиной. Снег лежал по скалам, серым и мрачным, и таким величественным в своей красоте. Снег намело по валунам, когда-то скатившимся и отколовшимся со скал, намело неровно, причудливыми волнами, начинавшимися с земли, и поднимающимися по камням. Не то, чтобы снега было много, но, скажем так, немало…
Я вылез, зябко кутаясь в куртку. А какого черта меня сюда занесло? Или мне опять встретит встреча с другой Ингой. Только откуда ей здесь взяться?!
Я осторожно подошел к краю утеса и выглянул. Мне же как-то надо выбираться отсюда…
И сразу разглядел тропу. Вернее, не тропу, а даже тропинку, маленькую, вьющуюся по склону горы. Нормально, пройти можно, но… Одно «но». От края тропинки и до земли было примерно около километра… И других дорог здесь я как-то не наблюдаю. Если слечу – тогда долгая и вечная память мне.
И тут до меня дошло, что я один.
Я повертел головой, надеясь, что Саня тоже где-нибудь рядом. Хотя бы снегом присыпанный. И что у него тоже хватило ума не бежать в метель сломя голову.
-Саня! – Эхо гулко отозвалось, раскидав его имя по склонам… - Саня!! Саня!!!
Тишина.
Я направился ко всем крупным валунам, разрыхлял ногой снег, втайне надеясь, что он тоже уснул и не слышит. И потеряв час времени, понял, что я его не найду…
Плохо-то как…
Я выудил из кармана небольшой складной нож, и выцарапал его имя на большом плоском валуне. Черт…я даже не знал его фамилию. Надеюсь, что хоть в нашем мире его вспомнят. А если сам живым останусь – я поставлю ему на могилке памятник…
Я постоял еще минут пять, потом прихватил небольшой камешек, валявшийся рядом с этим камнем, сунул в карман. И ушел не оглядываясь. Я не хочу помнить это место.
Тропка начиналась за скалистой стеной, поросшей серой, мертвой чешуей мха, и как бы перекрывавшей вход на утес. Узкая, почти неприметная тропинка. И бездонная пропасть под ней.
Я постоял несколько минут, потом выдохнул, как перед прыжком с трамплина, и шагнул.

-Валерка, вот скажи, а ты бы смог ради своей Инги спрыгнуть с девятиэтажки?
-А зачем? Ей-то что это даст?
Мы с Серегой, с моим закадычным другом, сидели у него в комнате, и пили водку.
-Да я просто спросил! – Серега плеснул водки по стаканам, залпом выпил свой, и смачно захрустел квашеной капустой. – Я просто видел, какие глупости совершают пацаны, когда у них что-то не ладится с подругой.
-А я не понимаю таких. – Я повертел свой стакан и поставил его на стол. – Если что-то сделать для своей девушки, то что-то совсем уж красивое. Ну, к примеру, залезть на ту же девятиэтажку, и закричать на весь город, что ты ее любишь! А всякие глупости, вроде спрыгнуть ради любимой с крыши – это не для меня. Я такое не понимаю!
-Значит – не спрыгнешь! – удовлетворенно констатировал мой друг. – Вот за это я тебя и уважаю! Давай выпьем за твою решительность!
-Дурак ты, Серега! Да если б даже я захотел, то и так не спрыгнул бы. Незачем! А вот остаться сильным мужиком – это я хочу пожелать каждому! Наливай!

Я помотал головой, отгоняя воспоминания.
Это было настолько давно…
Камень под рукой предательски отвалился, и я опять чуть не сорвался.
Содранная кожа на указательном пальце саднила, ныла подвернутая лодыжка…
Я оглянулся назад.
Вроде немало прошел, а все же мало. На глаз примерно пару километров. Я бы смог и быстрее, но по такому узкому карнизу не очень-то и побегаешь. Да и цепляться приходилось чуть ли не за воздух. А уж куда ведет тропинка – я даже не догадывался. Но мне надо было идти вперед. Надо.
Шаг…Еще один…Рукой за этот крошечный уступ…Ногу сюда…Осторожно вторую…Черт!
Глубина подо мной пугала. Если я сорвусь, то от меня останется только воспоминание, это точно. Я пытался в короткие промежутки отдыха рассмотреть, что находится внизу. Но видел только острые гребни скал, которые зловеще торчали из туманной мороси, поднимавшейся по склонам.
Снова шаг…
Вцепиться в стену…
И почему я не паук?..
Опять прыгнул из-под ноги камушек. Я дернулся, и повис на выступе, в который успел судорожно вцепиться, до боли сжав пальцы. И замер.
Где-то глухо что-то загудело. Скала вздрогнула под моими руками, и затряслась… Пахнуло в лицо волной воздуха.
Лавина!
Взле


Голосов пока нет