Убить Ктулху

2 ноября, 2006 - 12:06 — Contago

- Ну, вот сейчас весь паноптикум твоих воздыхателей будет в сборе. Зачем звала? Неужели определилась со спутником.
- Знаю, Страж, каждая Фея должна иметь спутника, но выбрав одного из вас я сильно теряю в возможностях. Только вместе мы команда.
- Да ты все сама неплохо можешь. Возьми Бизона, с его способностью перекачивать большое количество энергии тебе остальные не нужны.
- Иногда мне кажется, что его умение настраиваться на ближайшие источники энергии и перекачивать ее от туда не имеет границ. Но мы не сойдемся характерами, ты же знаешь. Да и без навыка Блика плести сеть заклинаний мне не обойтись. Такую многоуровневую защиту и систему предупреждений, как выставляет он, мне не создать. Но его постоянно надо подпитывать.
- Это следствие перенесенной в детстве болезни. Старейшины говорят, что со временем все может восстановиться, - сказал незаметно подошедший сутулый паренек небольшого роста.
- Бери штангу - качай чакры, - за ним подтянулись два белобрысых амбала.
- А эти два красавца - спецы по боевым заклинаниям, наша ударная мощь. Байовики, так сказать. Но их в спутники? Спутник должен быть один, а это значит, что ударная мощь упадет в два раза. Мало того, они еще передерутся за меня.
- Почему передеремся? Мы тебя в шахматы разыграем.
- Хоть за это я могу быть спокойна.
Фея повернула голову и посмотрела на меня.
- Вот тебя, Страж, я бы выбрала. Ты не нуждаешься в дополнительных источниках энергии, хорошо защищен, да и ударная мощь на высоте. Но ты никогда не будешь принадлежать мне полностью. Иногда я даже не знаю, как на тебя реагировать, с твоей удивительной способностью проявлять кардинально противоположные качества одновременно.
Я улыбнулся.
- На границе между... Это мое обычное состояние. Через нас, стражей, проходит граница между мирами. Мы ее постоянно чувствуем и призваны охранять. Поэтому в нас мало недостатков, но мы никогда не можем себе позволить быть с кем-то постоянно. Мы только можем оставить женщине ребенка и уйти, а она воспитает нового стража самостоятельно.
- Ой, только не надо мне пересказывать учебник школы ведьм. Завел свою любимую шарманку.
За забором послышались два гулких удара, хлопок закрывающейся двери и стремительно удаляющийся рев мотора
- А вот и я! - к нам быстрым шагом приближался крупный здоровяк с румянцем на щеках и светлыми кучерявыми волосами. - Привет, невеста.
- Увянь и садись.
Здоровяк плюхнулся на землю рядом с Феей
- Страж, а как обстановка между мирами? - спросила Фея.
- Пока спокойно.
- Ктулху не просыпается?
- Вроде нет, хотя щупальца его уже повсюду. Оплел ими многие миры и начал прорастать в мозгах их обитателей даря вечное блаженство своими ништяками, - улыбнулся я.
Фея стала серьезной.
- Сегодня у нас очень сложное задание. Что-то творится в преисподней. Нарушен баланс между раем и адом и грешные души не могут пройти очищение перед новым перерождением. Мы должны выяснить, что там происходит.
- Но ведь это запретный мир. От туда еще никто не возвращался. Да и преисподняя находится в другой частотной зоне, туда не возможно попасть живым, - возразил Блик.
- При переходе я смещу частотные характеристики наших тел. В связи с чем, мы попадем туда не совсем живыми, что не помешает нам видеть, чувствовать и думать, - ответила Фея. - Страж, ты сможешь перенести нас туда?
- Я могу перенести вас даже в мир Ктулху, если понадобится.
- Ну, нет. Пусть спит. Зачем будить бога, - засмеялась Фея.

Они шли по бесконечному темному коридору. Под ногами что-то хрустело. Я подозревал, что кости. В силовой щит, выставленный Бликом, попадали какие-то бестелесные сущности и ярко вспыхивали, при этом пронзительно крича. По стенам, освещаемым этими вспышками, стекала вязкая красная жидкость. Пятнышко света, которое постоянно маячило впереди, начало приближаться, образуя проем в освещенную зону. В проеме стоял демон с опущенной головой и свисающими крыльями. Братья зажгли свои боевые шары.
- Это Бальтазар, - сказала Фея. - Но почему он не нападает? Он же должен охранять врата.
- Фтанг, - сказал Бальтазар, опустился на колени и заплакал.
Мы прошли мимо него в смятении. Дальше нам попадалось еще много демонов. Один вспорол себе живот и вывешивал кишки на веревки для просушки, прищепляя их прищепками. Два других метали друг в друга боевые шары, при этом не пытаясь уклониться. От них мало что осталось. Мы встретили демона, который оторвал себе голову и начал набивать ей вместо мяча, причем голова громко и четко вела счет. Какой-то черт, увидев нас, разбежался и засадил рога в стену. Потом долго верещал, пытаясь высвободиться.
Наконец мы вошли в огромный зал. Настолько большой, что краев его не было видно. Зал был заполнен чанами с кипящей смолой, в которых проходили очищение души грешников. Вокруг грохотали раскатистые напевы Корридоллы. Периодически головы у грешников раздувались и лопались. На их место вырастали другие.
- Вот это наказание... Садисты! - сказал Бизон, затыкая уши бирушами.
Маленький чертенок забрался мне на плечо и начал подпрыгивать, намереваясь попасть трезубцем в ухо. Пришлось его смахнуть легким щелчком. Он впечатался в стену и начал медленно сползать. Я взял чертенка за шкирку и встряхнул.
- Что здесь происходит? Говори!
- Я сам не знаю, - Закричал чертенок. - Все с ума посходили, один я остался, за чанами некому следить. Пришлось Корридоллу включить, чтоб хоть как-то души мучились.
- Все ясно, Ктулху пророс в преисподнюю, - сказал я и бросил чертенка на землю. Чертенок покатился, быстро вскочил, плюнул в нашу сторону и скрылся за чанами.
- Фтанг, - сказали братья, обменялись глазами, стукнулись лбами и начали прорастать друг в друга.
- Фтанг, - сказал Блик и сунул голову в силовой щит, поставленный им же. Между ушами проскочила искра и голова начала шкворчать и обугливаться.
- Фтанг, - сказал Бизон, сел на пол, скрестив ноги и начал краснеть, забирая энергию из этого мира и передавая ее в неизвестном направлении.
Я накрыл Фею своим плащом, и мы исчезли.

Мы стояли в тумане на краю обрыва. Казалось этот пятачок скалы и есть весь мир, плывущий в бесконечном белом мареве. Мир, где есть только я и Фея, рыдающая у меня на груди. Беззащитность мира и беззащитность Феи. Я терся щекой о ее волосы, вдыхая их аромат. Я чувствовал подушечками пальцев, как дрожат ее плечи. Мое сердце разрывалось от противоречий.
- Неужели это все? Неужели их не вернуть? - всхлипывала она. - Ведь мертвых воскресить нельзя.
- Может не все потеряно. Ведь там мы были не совсем живыми..., - сказал я. - Надо убить Ктулху.
- Убить бога?
- Убить бога в его мире. Этот мир и есть Ктулху.
- А как это можно сделать?
- Надо разбить Кристалл Вечности. Это единственный жизненно важный невосполнимый орган Ктулху. Только его мир - очень странная штука. Там действуют совсем другие законы.
- А ты сможешь переместить нас туда?
- Да. Только вернуться мы сможем лишь разбив кристалл.

Гладкая серая поверхность места, где мы появились, простиралась от края до края горизонта, образуя гигантские складки. Я наклонился и потрогал ее рукой. Она была теплой, мягкой и в тоже время упругой.
- Где мы будем искать кристалл? - спросила Фея.
- Говорят, что все дороги в мире Ктулху приводят к нему рано или поздно, так или иначе. Так что я предлагаю пойти вперед.
Перед нами выскочила огромная фиолетовая лягушка. Миг, лягушка выбросила язык прямо Фее в лоб и начала ее втягивать. Миг, мое заклинание "Нож" отрезало лягушке язык. Та закрыла передними лапками рот и заскулила.
- Плидуплиздать надо, - наконец выговорила она и ускакала прочь.
Я подал руку, помогая Фее встать и мы двинулись в путь.

На следующей складке мы обнаружили дракона одной лапой держащего большую (литров на 20) бутыль водки, на которой красовалась наклейка марки "Столичная", другой он потрясал в сторону неба, при этом нещадно матерясь. Я приготовил заклинания "Щит" и "Копье". Дракон повернул в нашу сторону голову и пыхнул дымком.
- Здорово, путники.
- Здорово, коль не шутишь, - с опаской ответил я.
- Да что мне шутить то? Влип я в это место, не выбраться. Только горькую и осталось пить, благо она всегда оказывается под лапой. А когда-то я был гордым принцем драконов, наводящим ужас на просторах от холодного до теплого морей...
- В ваш мир Ктулху пророс со своими ништяками. Теперь твое тело где-то "Фтанг" мямлит, а душа здесь находится, - пояснил я.
- Пот оно как, - глубокомысленно сказал дракон и приложился к бутыли.
- А ты случайно не знаешь, как пройти к Кристаллу Вечности? - спросила Фея.
Дракона пробила нервная дрожь.
- Не произноси здесь его имя! Запрещено!
Он сделал большой глоток из бутыли, поперхнулся, закашлялся и из пасти прямо на нас вырвался столб пламени...

Над головой птички поют. Спокойно так на душе. Я открыл глаза, птичек нет. Значит, это звенит в ушах. Поднял голову, огляделся. Мы с Феей лежали посреди квадратной площадки, ограниченной уходящими высоко вверх стенами. На нас надвигалась огромная туша медведя.
- Миша, ты чего? - спросил я.
Медведь сел на задние лапы и почесал за ухом.
- И правда, чего это я? Все равно ведь исчезните.
- Куда это мы исчезнем?
- А все, такие как вы, исчезают. Я не знаю, как попал в это место. Еды здесь нет, постоянно мучает голод. Появляются иногда такие вот люди, вроде вас, и то, не успею я их разорвать, как исчезают. И вы исчезнете, а так я хоть поговорю.
- А ты мог мысленно пожелать еду. Ведь в этом мире все желания выполняются. Рано или поздно, так или иначе.
Медведь начал раскачиваться взад и вперед, чувствовалось - пошел мучительный умственный процесс. Через пару минут перед ним появился лосиный окорок и бочонок меда.
- Ну, совсем другое дело! - воскликнул медведь и принялся за еду.
Фея постепенно начала приходить в себя. Села и уставилась на медведя.
- Где мы? Мы же должны были погибнуть.
- Я думаю в этом мире смерти, по крайней мере, так как мы ее понимаем, нет. Пошли.
Мы поднялись и подошли к одной из стен.
- А как мы отсюда выберемся? - спросила Фея.
- Вся поверхность в этом мире закручена в петлю Мебиуса. Поэтому нам все равно куда двигаться.
Я встал на стену и пошел вверх.

- Какие большие здесь звезды. Я таких никогда не видела. Они мерцают и передвигаются, как бы танцуя в бесконечном хороводе, - сказала Фея, когда мы выходили из туннеля, образованного стенами площадки.
- Это не звезды. Это мысли Ктулху. Значит, мы вышли на глубинный уровень его мира. Здесь должен находиться кристалл.
- Кристалл Вечности...
- Стой! Здесь нельзя произносить его имя...

Мириады огромных мух летало вокруг нас. Их жужжание разрывало мозг и сводило с ума. Некоторые из них зависали возле нас в воздухе и презрительно разглядывали, злобно улыбаясь.
- Вы просто два куска дерьма, сказала одна из них. - Пришли разрушить наш мир, уроды. Да кто вы такие? Дерьмо да и только. Материал для наших личинок.
Я попытался применить заклинание "Огненный взрыв", но оказалось, что мои способности утеряны.
- И не пытайся. Ваши штучки здесь не работают. Это наша территория.
Муха приблизилась и ее тень упала мне на ботинки. Тень! Это шанс! Я схватил Фею и прошел через границу света и тени.

- Страж, я ничего не вижу, я не чувствую под ногами поверхности, моя сила покинула меня. Мне страшно.
- По всей видимости, мы в темном подсознании Ктулху. Есть легенда, что здесь сбываются абсолютно все желания, даже самые бредовые. Причем немедленно.
- Ну, тогда давай желать...
Кристалл Вечности висел в пространстве, переливаясь своими гранями и освещал нас исходящим из него голубоватым теплым светом. Я пожелал его разбить. Фейерверк маленьких блестящих осколков разлетелся во все стороны. Мир пошатнулся. Надо же еще так много пожелать! Какой сумбур в голове. Скорее! Скорее!

Вся компания сидела у Феи на даче. Братья о чем-то спорили, Блик был погружен в свои мысли, Бизон гонялся за хозяйским пуделем. Фея лежала на любимом шезлонге. До чего же она хороша...
- Знаешь, Страж. Я знаю, что ты рано или поздно уйдешь. Но я все-таки хочу родить от тебя ребенка и воспитать твоего преемника. Я уверена, у меня получится...

Так родился величайший страж из стражей. И суждено ему навсегда остаться на границе между мирами, и заснуть вечным сном, ибо проснуться там невозможно. И оплетет он своими щупальцами все миры и прорастет ништяками в мозгах их обитателей.

©Hans
pazitiff-cafe.ru


Голосов пока нет