Однажды летом, или наркотики - зло

3 октября, 2006 - 17:43 — Боб

«Доченька, я сегодня с бабушкойразговаривала. Ты бы съездила к ним с дедом на пару недель, погостила.Поможешь немного старикам». Всё! Все радужные планы накрывались меднымтазом, но спорить с мамой было бесполезно, и спустя два дня Ксюха вышлаиз автобуса Москва – Урюпинск где-то в средней полосе России. Идти доПавловки надо было через поле километра два. Треск кузнечиков в траве,запах цветов, пригревшихся под солнышком и не стеснявшихся делитьсясвоим ароматом с окружающим миром, отвлекали от грустных мыслей ипоездка уже не казалась такой каторгой. «В-общем, не так все плохо» -думала Ксюха, перешагивая через вереницу муравьев, деловито спешившихпо своим делам с дохлой гусеницей на плечах – «Отдохну, развеюсь…Сашкатоже пусть с чувствами своими разберется. А то взял моду, дай в жопу ивсе. Это, мол, будет выражением твоей любви ко мне. Иш какой быстрый».

Затакими нехитрыми размышлениями дорога пролетела незаметно и скоро Ксюхауже стояла перед деревянной калиткой дедовского дома. Баба Лена,заохав, побежала собирать на стол. Дед Илья Валерьевич, степенныйстарец с седыми бровями, неторопливо расспрашивал внучку о жизни, обучебе. «Ну хватит уже, дед. Видишь, человек с дороги устал. Садись,внучка, покушай. Как знала я, утром пирогов напекла» - баба Лена шутяшлепнула деда полотенцем по лысине и усадила Ксюху за стол. «Ну ладно,ладно, старая, вы тут погутарьте о женском, пойду покурю на солнышке» -старик кряхтя вышел, тяжелая дверь гулко хлопнула у него за спиной.Внучка, усмехаясь, слушала разговор, налегая на пироги. Как же вкусновсе-таки поесть такой вкуснятины после опостылевшего городскогофаст-фуда.

«Дед-то на старости лет совсем у нас тронулся» -бабка, вытирая руки, присела на лавку – «Смеется постоянно как чумной,какую-то петрушку на огороде посадил. Говорит, табак. Только боязномне, вдруг у него что в башке происходит». С крыльца раздался смехдеда. «Ну вот, опять. Вот ирод проклятущий, Ктулху его раздери» -заерзала бабка. Непонятное слово «Ктулху» приличная внучка отнесла кдеревенскому жаргону. За неторопливой беседой прошло минут сорок.

Тутс Ксюшей произошло что-то непонятное. Ей внезапно захотелось кричать,смеяться, плакать, прыгать, бежать, ссать, срать и разлететься намиллион кусочков. Причем одновременно. «Ахуеть, дайте две» - внезапно,в первую очередь для самой себя, сказала девушка. Вообще-то, она былавоспитанной девочкой и никогда не материлась. В институте ее дажеиногда называли «цаца» за то, что она подтиралась салфеткой послесправления малой нужды. К счастью, бабушка в это время загремелапосудой и не расслышала ее слова.

«Что говоришь, внученька?»
«Я говорю пирожки у тебя чудесные, бабуль, можно мне еще. Они, кстати, с чем, с грибами вроде?»
«С ними, родимая. Дед вчера в лес ходил, вернулся совсем чумной, еле уложила.»

Вкомнату, глупо хихикая, вошел дед. «Ай вил флаинг ту зе мун энд бэк, ифю биии, иф ю бииии май бэйби» - напевая себе под нос, он подошел кбабке. «Ну что, матрешка, начнем долбежку?» - шлепнув бабку по заду,дед попытался изобразить «лунную походку а-ля Майкл Джексон», носпоткнулся и хохоча упал на пол. Бабка потянулась за веником, чтобывсыпать деду.
«Доколь ты издеваться будешь надо мной, изверг?»

Ксюшав это время с интересом рассматривала нелепого, толстого человечка спропеллером за спиной, севшего на подоконник. Почему-то его присутствиене вызывало в ней никакого удивления, в его облике было что-то знакомоес детства. «Точно, это же Карлсон, который живет на крыше» - подумалаКсюша.
Дед, взобравшись на кровать, уже просто хрюкал от смеха, бабка материла его на чем свет стоит.

«Опять с Колькой поди за сараем самогон пили, сволочи эдакие?»
«Колька,от пизды до жопы сколько?» - забился в конвульсиях дед– «Спроси уВерки, у нее все мерки, уагага» - его трясло от хохота, слезы градомкатились по щекам.

Всего этого Ксюша уже не слышала. В ее телебили фонтаны, грохотали вулканы, тысячи звезд взрывались и гасли в ееголове. Ее оцепенение прервал толстяк с подоконника. Он закурилкакой-то окурок и спросил.

«Превед, малышка! Чем занимаешься?»
Губы отказывались слушаться Ксюшу, ей почему-то казалось, что зубы во рту разговаривают между собой.
«Да я вот пирожки ем»
«Амы тут плюшками балуемся, бгаааа» - улыбнулся толстяк – «Полетели сомной на колхозное поле, и тебя плюшкой угощу. Тебе когда-нибудь паровоззадували?»
«Нет, железная дорога вроде бы для мальчиков игрушка» - застеснялась Ксю.
«Уагага, железная дорога. Ладно, полетели, покажу что почем» - толстяк услужливо подсадил девушку себе на плечи.

И они полетели. И Ксюху это совсем не удивляло. Ей почему-то казалось, что это будут самые лучшие каникулы в ее жизни.

© VITUS

ЗЫ Все совпадения случайны, все герои вымышлены и не имеют реальных прототипов.

продолжение следует...
взято (с) creolit.ru


Голосов пока нет
анатом 03.10.2006

хачю каникулы!

ЛИСА 03.10.2006

а я пирашкоф с грибами !

Pro-polis 04.10.2006

прогрессивный дед

Black Lynx 04.10.2006